С верой в скорое возрождение Русских и Русской России
Новости
  СМУТНЫЕ РАССКАЗЫ  » Сумерки души


Сумерки души


СУМЕРКИ ДУШИ

Зима 1991 года


Зинаида Васильевна и Надежда Петровна постояли чуть-чуть  друг напротив друга на лестничной площадке. С ахами и вздохами бросились навстречу. Крепко обнялись... Их глаза заблестели счастливыми слезами.

– Наденька, прости ты меня, дуру старую, – качая седой головой, простонала Зинаида Васильевна.

– Зиночка, и ты меня за все прости, идиотку несусветную, – жалобно всхлипывая ответила Надежда Петровна. Повздыхала немного и добавила... бодрым голосом: – Пойдем ко мне, родная. Отметим наше воссоединение... Да и поговорить нам, как неожиданно выяснилось, есть о чем.

Полнотелые соседки, обнявшись, с трудом протиснулись в квартиру и захлопнули дверь... Их супруги остались на лестничной площадке.

– Слав, пойдем ко мне, что ли? – предложил Леонид Георгиевич. – А то остались мы тут, как не пришей ни к чему рукав... Что есть мы на свете. Что нет – все им сейчас одно.

– Да, Лень... Хоть бы спасибо сказали. Неблагодарные они твари, – возмутился Вячеслав Степанович. – Сколько лет и здоровья потратили мы с тобой, чтобы помирить их... Из-за чего поссорились-то? Из-за какой-то бредятины. Смех кому сказать!

Худощавые соседи, обнявшись, запросто проскользнули в квартиру и захлопнули дверь... Ни души не осталось на лестничной площадке.

На ней-то как раз много лет назад и разворачивались события, о которых стоит вспомнить. Ведь именно они смертельно поссорили и надолго разлучили прежде очень дружных соседок... А случилось вот что.

У Зинаиды Васильевны была тогда симпатично-странная кошка Маня. Она почему-то любила прогуливаться не по двору, как все остальные, а по подъезду. К тому же ни с того ни с сего начала мочиться исключительно на коврик у квартиры Надежды Петровны.

Общими усилиями соседки пытались отучить ее от неприличной привычки. Чего они только не придумывали... Но ничего не помогало – упрямая кошка настойчиво продолжала вредничать.

Даже если убирали злосчастный коврик, она принципиально писала прямо на дверь... Ситуация постепенно, неотвратимо накалялась. И закончилась, естественно, грандиозным скандалом.

Было воскресенье. Зинаида Васильевна с мужем и авоськой картошки поднималась пешком на свой этаж.

Сначала она услышала истеричный крик: «Убью, сволочь!» Чуть позже увидела озверевшую Надежду Петровну, нещадно гоняющую веником истошно мяукающую Маню.

Через секунду соседки сошлись в ожесточенной, кровопролитной, долгой схватке... Леонид Георгиевич попытался изо всех сил разнять их. Но получил фингал под глаз и позорно отступил.

Пришлось призвать на помощь Вячеслава Степановича... Вдвоем, с большим трудом, им кое-как удалось расцепить распаренных, расцарапанных супруг. И развести их по домам.

С того самого дня Зинаида Васильевна и Надежда Петровна возненавидели друг друга лютой ненавистью. Они делали все возможное, чтобы ни в коем случае не встречаться. Посему,  выходя из квартиры, первым делом изучали обстановку на лестничной площадке через глазок.

Если, не дай Бог, даже на очень приличном расстоянии замечали ненавистную фигуру во дворе или на улице, то срочно меняли курс движения. Или же скрывались в ближайшем магазине. И с первым встречным заводили разговор о скотской жизни или еще о чем-нибудь непотребном.

Чего только не изобретали Леонид Георгиевич и Вячеслав Степанович, чтобы помирить своих обидчивых злопамятных жен. Ничего, хоть тресни, не получалось.

Сколько лет-то прошло с того скандального дня! Да и какие эпохальные события случились…

Давным-давно закончился, как его ныне обзывают, «период застоя»...

Симпатично-странная кошка Маня в очень почтенном возрасте отошла в мир иной...

Долбанная перестройка, судя по всему, окончательно и бесповоротно накрылась медным тазом...

И все же. Как бы там ни было. Несмотря ни на что. Именно сегодня в конце-то концов Леониду Георгиевичу и Вячеславу Степановичу удалось свести Зинаиду Васильевну и Надежду Петровну... Произошло это по счастливой случайности.

Утречком, как обычно, соседи встретились на лестничной площадке. Дабы перекурить и обсудить последние новости. Слово за слово.

Вдруг выяснился неожиданный факт. Оказалось, их жены «окончательно свихнулись на... неопознанных летающих объектах и космических пришельцах. И ничто другое в нынешней жизни их вообще больше не интересует».

– Лень... Так ведь это же последний шанс помирить наших умалишенных, – прошептал Вячеслав Степанович.

– Точно, Слав... Последний, – радостно согласился Леонид Георгиевич. И решительно предложил: – Вперед!.. Куй железо, как говорится, пока оно горячо!

Соседи пожали друг другу руки и пожелали успеха. Потушили окурки в консервной банке и ринулись домой. Объяснили супругам в чем дело. И дамские сердца... мгновенно растаяли.

Зинаида Васильевна и Надежда Петровна на глазах преобразились. Они были готовы простить друг другу все что угодно. Лишь бы побыстрее встретиться и основательно побеседовать на любимую тему.

После трогательной примиряющей сцены на лестничной площадке они уединились в квартире. И, глядя влюбленными глазами, безостановочно говорили. Говорили. Говорили о загадочно-очаровательных... инопланетянах.

– Вот что, Наденька, в редакции газеты «Правда Украины» рассказали киевлянки Вера Прокофьевна и Александра Степановна об их прогулке по Гидропарку, – таинственно произнесла Зинаида Васильевна. И извлекла из своего пухлого досье очередную вырезку.

– Слушаю. Слушаю! – радостно всплеснула руками Надежда Петровна. – В моем архиве об этом случае ничего нет.

– Так вот... «Начинались сумерки. Мы подошли к днепровской протоке и увидели лодку, а в ней троих. На них была одежда цвета серебра, без воротников, пошитая, как ночная рубашка. Бледные до крайности и абсолютно одинаковые, как у близнецов, лица. Длинные волнистые волосы русо-золотистого цвета. Большие, лучистые глаза».

– Хоть бы у моего Славика такие были... Ну, а дальше? – просто сгорала от любопытства Надежда Петровна.

«Мы спросили: «Вы туристы? Откуда?» Они нам на русском языке с каким-то странным акцентом ответили: «Мы прилетели с другой планеты. Где наша планета, это вашему разуму непостижимо. Когда будете такими, как мы, узнаете. Мы каждый день берем одного человека с Земли. И вас тоже возьмем. Здесь рядом наш корабль, мы вам его покажем»... Мы стали просить, чтобы нас не забирали, у нас семьи, дети».

– Настоящий... детектив, – зачарованно прошептала Надежда Петровна.

«Сквозь листву увидели белое сооружение, тоже цвета серебра, как их одежда. Похоже на огромную бочку, сверху круглая антенна. «Хорошо, мы вас не возьмем, – сказали эти люди. – Найдем других». Вошли внутрь «бочки», лестничка с тремя ступеньками поднялась, дверь сама, как в лифте, закрылась, и аппарат совсем без шума, не подняв ветра, не взметнув песок, быстро взлетел и вскоре превратился в маленькую звездочку...»

Закончив чтение, Зинаида Васильевна вздохнула с чувством выполненного долга. Удовлетворенно взглянула на потрясенную соседку... С аппетитом проглотила пирожок и запила его уже остывшим чаем.

Чтобы не остаться в долгу, Надежда Петровна извлекла из своей пухлой папки вырезку из «Московской правды». Надела очки. Начала читать громко. Выразительно. Эмоционально. Как когда-то с любительской сцены:

«13 сентября в начале десятого вечера над небольшим, чистеньким подмосковным научным городком Протвино появилась летающая тарелка. Жительница Протвино Л., сорока с лишним лет, мать двоих детей, на дух не переносящая любую чертовщину, в том числе и НЛО, шла домой. На пересечении с дорогой, ведущей к строящемуся жилому дому, из-за двух больших валунов навстречу ей вышли две женщины высокого роста (около двух метров) в плотно облегающих серебристых костюмах».

– Пока вокруг сплошные наши земные охламоны... Увидеть бы хоть раз своими собственными глазами симпатичных НЛОнавтов, – размечталась Зинаида Васильевна. И... проглотила второй пирожок.

«На вид Л. определила им по тридцать лет. Светлые волосы были уложены в пучки, на макушке у каждой – маленькая шапочка с двумя небольшими антеннками... Неожиданно писклявым голосом, шевеля губами, на правильном русском языке, хотя и, как показалось Л., с некоторым усилием, одна из женщин предложила пойти с ними. Метров 80 – 100 Л. безропотно шла по дороге, пока не увидела на обочине, напротив трансформаторной будки, небольших размеров летающую тарелку».

– Ну вот, сейчас начнется, – вздрогнула Зинаида Васильевна. И... проглотила третий пирожок.

«Дверей не было. Внезапно раскрылась стена, и женщины, не пригибаясь, вошли внутрь. В радиусе тарелка была метра два, высотой примерно два с половиной. Цельнометаллическое основание высотой около метра, в центре – иллюминатор 70 – 80 сантиметров, прозрачный колпак из неведомого материала. По всей окружности тарелки – пульт. Три кресла на равном расстоянии друг от друга. В одном из них Л. увидела сидящего спиной к ним человека. По его широким плечам заключила, что это мужчина».

– Эх побывать бы на такой тарелочке. Да познакомиться с иноземным мужичком... поближе. Наверняка шустрее будет наших-то, – предположила Зинаида Васильевна. И... проглотила четвертый пирожок.

– Точно... У отечественных хахалей перестройка всю резвость отбила, – вздохнула Надежда Петровна. Помолчала, улыбаясь и вспоминая годы молодые. Протерла платком очки и продолжила:

«Летим с нами», – сказала одна из хозяек тарелки. Л. смутилась и растерянно сказала, что у нее сегодня много дел: надо проверить уроки у сына, готовить ужин... «Хорошо, тогда немного полетаем», – сказала та же женщина».

– До чего же интеллигентны пришельцы из космоса! Не ровня нашим земным хамам, – сказала Зинаида Васильевна. И... проглотила пятый пирожок.

– «Тарелка бесшумно взлетела. В иллюминаторе Л. увидела быстро вращающееся и уменьшающееся в размерах Протвино. Летали минут десять. Все это время Л. стояла, крепко держась за спинку одного из кресел. Впрочем, полет был ровным и спокойным. Наконец женщина попросила вернуть ее на землю».

– И зачем ей только захотелось возвращаться в отечественный гадюшник?!. Не понимаю, – искренне удивилась Зинаида Васильевна. И с аппетитом... проглотила очередной пирожок.

«Где вы живете?» – спросили ее. – «В одном из панельных домов на окраине Протвино». – «На каком этаже?» – «На четырнадцатом». – «Хорошо, высадим вас на балконе».

– Ну до чего же они вежливые и предупредительные... Не то, что наши до предела обнаглевшие таксисты и частники, – позавидовала женщине из Протвино Зинаида Васильевна. И... проглотила следующий пирожок.

«У Л. хватило благоразумия отказаться: «Что скажут муж и дети?» Тарелка приземлилась возле платной автостоянки. «Мы с вами еще встретимся», – сказали Л. «Ладно, в следующий раз у меня будет побольше времени, тогда и полетаем побольше», – ответила мужественная женщина, вышла из тарелки и не оглядываясь пошла домой. Никакого желания оглядываться не испытывала».

– Интересно, прилетели ли за ней инопланетяне, как обещали? – задумчиво спросила Зинаида Васильевна. И... проглотила еще один пирожок.

– Ничего об этом не написано. Зато известно, что в тот же день Л. из Протвино о полете на тарелке подробно рассказала дочери. На следующий – мужу... Они отнеслись к услышанному с полной серьезностью. И нисколько не усомнились в здравости ее ума.

– Какие тут, собственно, могут быть сомнения!.. Смелая она женщина. Светлая голова, – согласилась с ними Зинаида Васильевна. И... проглотила который уж пирожок.

– Еще через день Л. прихватил радикулит. Во время визита к невропатологу она не удержалась и поведала ему о путешествии на НЛО. Тот «участливо и весьма прозрачно намекнул, что в летающих тарелках гораздо лучше разбирается психиатр»... С тех пор женщина из Протвино ни с кем не делится воспоминаниями.

– Ну это она зря. Кто же из нормальных людей будет всерьез воспринимать невропатолога и тем более психиатра?! У них же, как всем известно, обычно с мозгами недобор, – авторитетно заявила Зинаида Васильевна. И... проглотила очередной пирожок.

Надежда Петровна тоже решила перекусить... Но тарелка уже оказалась абсолютно пустой.

Тем временем Зинаида Васильевна вытерла салфеткой масляные губы. Выпила стакан холодной кипяченой воды. Извлекла из своего досье очередную вырезку, на сей раз из «Комсомольской правды». И начала читать:

«Дело было вечером, делать было нечего», и Наташа Баринова, учащаяся СПТУ, жительница поселка Майский, что близ Нальчика, вышла во двор своего дома. Просто так – подышать. А через несколько минут домочадцы услышали во дворе ее душераздирающий крик. Прибежавшие на помощь увидели, как девушка отчаянно отбивается от чего-то невидимого. Наташу увели в дом и насилу успокоили».

– Что стряслось-то? – разволновалась Надежда Петровна. И даже привстала от напряжения.

«Она увидела какую-то прозрачную сетку со светящимися изнутри шести-восьмигранными ячейками. Наташа почувствовала, как неведомая сила пытается поднять ее вверх. «Хотела опереться о щит, к которому был прислонен мопед, но его словно не было, и рука проваливалась в пустоту. При этом я коснулась сетки пальцами. Тут же почувствовала сотрясение, будто током ударило... Увидела, как ко мне спешит тетя Галя. Когда она подошла ближе, сетка поднялась и исчезла».

– О светящейся сетке у меня ничего нет... Наверняка уникальный случай, – предположила Надежда Петровна.

– Не совсем, – с видом всезнающего уфолога ответила Зинаида Васильевна. – Нечто подобное произошло в поселке Чегем Второй, что находится неподалеку. Правда, на сей раз попытались утащить не юную девицу, а не первой свежести бабулю... Слушай, дело было так:

«Поздно вечером Баблина Балиева, уложив внучку спать, вышла во двор и... увидела перед собой большое светящееся сетчатое полотно. Ячейки были квадратные, примерно десять на десять сантиметров, очень ярко и красочно переливались они всеми цветами радуги. За сеткой ничего не было видно. Сильное удивление женщины сменилось сильным испугом, и она убежала в дом».

– Да... Чего только не случается в наше окаянное время, – философски заметила Надежда Петровна.

– Так это еще не все... «А повторилась история с сеткой через несколько дней. Опять же поздно вечером. Баблина вышла во двор и через какое-то время увидела, как примерно с тридцатиметровой высоты прямо на ее бедную голову опускается все то же светящееся сетчатое полотно. Женщина снова не на шутку испугалась и с криком бросилась в дом».

– Зиночка, обрати, кстати, внимание на один прелюбопытнейший факт... Космические гости вступают в контакт в основном с женским полом. И нас же приглашают или пытаются забрать с собой. Почему, спрашивается, так происходит?

– Да потому, Наденька, что мужики-то земные – существа бестолковые. Неорганизованные и склочные. А посему на хрен никому не нужные. С ними одна морока...

Зинаида Васильевна еще что-то хотела сказать. Но не успела.

Оглушительно хлопнула входная дверь. Послышался топот ног в коридоре. И в комнату один за другим ворвались их разъяренные мужья.

– Кончайте базар!.. Обедать мы будем когда-нибудь или нет?! – заорал во все горло Леонид Георгиевич. – С самого утра языками без устали чешете! И о чем?.. О мракобесии натуральном! Рассудок ваш замутился!.. Сумерки души наступили!

– Эпидемия веры в неопознанные летающие объекты и инопланетян охватила свихнувшийся народ, – истерически запричитал Вячеслав Степанович. – Раньше НЛО почему-то к нам и не залетали... Зато в перестроечные времена пошли прямо косяками.

– Ожидание контакта с представителями «неземных цивилизаций» – это, без сомнения, социально-историческое явление, – профессорским голосом сделал вывод Леонид Георгиевич. – Продуктов не хватает. Рубль обесценился. Великое государство рухнуло как карточный домик. Будущее неизвестно... Отчаявшиеся люди ищут опору. Готовы поверить чему и кому угодно.

– Точно, Лень... Помнишь, ровно год назад по телевидению экстрасенс оживлял покойника. Вскоре выяснилось – «труп» после окончания съемки ожил и выпил стакан водки. И «врачи», и «медсестра» тоже оказались липовыми.

А сейчас очередной аферист обещает за 150 рублей отправлять всех желающих в «другое пространство», к инопланетянам. Можно будет  поодиночке. Можно – целым залом, даже стадионом... И ведь найдутся придурки.

– Я буду среди них! – гордо воскликнула толстая Зинаида Васильевна. Встала из-за стола. И уничтожающим взглядом уставилась на своего худого супруга.

– И я тоже! – расхрабрилась вообще-то несмелая Надежда Петровна. – Уж лучше быть там, с ними. Чем здесь, с вами!

– Что ты несешь?!. Что ты городишь, умом ослабевшая?! – проорал Вячеслав Степанович. От удивления и возмущения он аж немного присел, широко открыв глаза и рот.

– 24 декабря СССР перестал быть членом ООН, – трагическим голосом сообщил присутствующим историк Леонид Георгиевич. – 25 декабря Россия перестала быть «Советской» и «Социалистической». Вчера, 26 декабря, верхняя палата Верховного Совета СССР приняла декларацию о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик... А вы тут о мнимых НЛОнавтах мечтаете. Одумайтесь, неразумные!

Однако «одуматься» ни Зинаида Васильевна, ни Надежда Петровна по принципиальным соображениям не желали. И кормить обедом своих оголодавших мужей – тоже.

Они тепло оделись. Молча, с видом незаслуженно и почти смертельно оскорбленных, вышли на улицу. В булочной купили два батона.

Направились в ближайший парк. На абсолютно круглую огромную поляну с лавочкой в центре. Очистили ее от снега. Уселись и начали хрустеть черствым бело-серым хлебом.

– «Сумерки души», видите ли, у нас, у женщин, наступили, – неожиданно вспомнила слова мужа Зинаида Васильевна. И... возмутилась до предела. – Это же не с нами, а с ними, с мужиками, стряслось! Иначе не было бы в стране такого невиданного бардака!

– Эх улететь бы прямо сейчас куда угодно на летающей тарелке, – мечтательно вздохнула Надежда Петровна. И... блаженно закрыла глаза. – Хоть бы, Зиночка, нас с тобой кто-нибудь сеткой утащил с поляны.

– Да, хоть как, Наденька. Хоть крючком... Место здесь хорошее, нелюдное... Может, повезет. Будем ждать! – решительно сказала Зинаида Васильевна. И... отряхнула крошки с шубы.

Больше они не разговаривали. Не издавали ни звука. Дабы ненароком не отпугнуть инопланетян.

Шло время. Опускались сумерки...



   
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”