С верой в скорое возрождение Русских и Русской России
Новости
  СМУТНЫЕ РАССКАЗЫ  » Я - Русский


Я - Русский


Я – РУССКИЙ

Осень 1997 года


– Андрюша, родной. Все самое страшное позади. Ты дома... Я и наши сыновья с тобой. Вместе мы одолеем любую болезнь... Правда?

Андрей Дмитриевич качнул головой и попытался улыбнуться... Ничего толком не получилось. Улыбка угасла, едва начавшись.

– Ничего, милый ты мой. Не расстраивайся... Потихонечку все наладится. Отдыхай, – ласково сказала жена и поцеловала его в щеку. Вышла из комнаты и аккуратно закрыла дверь.

По-прежнему Андрей Дмитриевич чувствовал себя беспомощным. Правая рука и нога были сведены словно судорогой. Не двигались.

Губы и язык казались неживыми, непослушными. Говорить он до сих пор не мог.

И все же. За несколько дней среди родных он здорово окреп... морально. Ему удалось наконец-то заставить отступить кромешную тоску и безысходность, постоянно окружавших его в больнице.

Особенно Андрей Дмитриевич приободрился вчера вечером, когда неожиданно восстановилась память. Он вспомнил некоторые эпизоды последних месяцев жизни с прежней фотографической точностью.

Память всегда выдавала ему информацию о недавних событиях в мельчайших подробностях. При желании он легко припоминал имена. Фамилии. Внешний облик участников. Цифры. Даты. Цвета. Звуки. Чужие разговоры. Свои ощущения.

Словно снова был там. Или наблюдал за происходящим на телеэкране. Или читал об этом в газете.

Сегодня Андрей Дмитриевич решил попытаться выстроить воспоминания в более или менее последовательный ряд. Чтобы понять причину инсульта. Обязательно вспомнить, когда он случился.

С чего же начать?

Ну, конечно, с самого главного события. С трехдневного шумного празднования 850-летия Москвы 5 – 7 сентября... Однако в памяти первым всплыл более ранний, очень для него, русского человека, неприятный эпизод. Точнее, просто отвратительный.

Андрей Дмитриевич вспомнил, что еще до юбилея много писали о предстоящем Большом Хоровом Соборе у храма Христа Спасителя. Там должны были прозвучать и русские духовные песнопения. И русские хоровые произведения. И отрывки из кантат, опер, симфоний великих русских композиторов.

Тем не менее, по настойчиво-надоедливым прогнозам демократической прессы, главным героем русского Собора должен был стать... нерусский. «Кульминацией концерта станет песня Исаака Дунаевского «Дорогая моя столица», официально признанная в этом году гимном Москвы», – предрекала «Московская правда», к примеру.

Андрей Дмитриевич ощутил отвратительный местечковый привкус и самих юбилейных празднеств. Ведь бесчисленные журналисты, продюсеры, режиссеры, художники, постановщики с американо-одесским мировоззрением и вкусом усердно и постоянно подливали ложки, даже ведра еврейского дегтя в русскую бочку меда...

В девять вечера первого праздничного дня на Красной площади состоялось грандиозное театрализованное действо «Наша древняя столица». Главным персонажем, как положено в сказках, стал Иванушка, этакое воплощение простодушно-доверчивого русского народа. Ему противостоял хитро-подлый Змей Горыныч, олицетворяющий несчетных и коварных врагов первопрестольной.

С Иванушкой вышла крупная заминка. Поскольку организаторы, как они уверяли, того,   кто   смог   бы   достойно   сыграть   «русский народ»,   не нашли... в  России.   Посему                                                                      

пришлось срочно выписывать нашенского «лицедея» с нерусской фамилией Варкки, зарабатывающего на жизнь пантомимой в одном из парижских театров.

Со Змеем Горынычем проблем не возникло. Поскольку его сразу же заказали... в Англии. Где тамошний вроде бы еврей и, соответственно, всемирно известный художник-дизайнер, придумал облик огнедышащего русского народного пресмыкающегося. Одна голова – три на три метра. Плюс 25-метровое туловище, приводимое в движение почти пятью десятками каскадеров.

Продюсировал баснословно дорогое шоу на Красной площади, в котором участвовало около 1200 человек, наш отечественный представитель «избранного народа». Посему, наверное, «Наша древняя столица» прямо кишела как его зарубежными, так и российскими соплеменниками разнообразных специальностей...

Вспомнились Андрею Дмитриевичу и некоторые другие детали. Дешевые. Гнусные. Слащавые. Подлые. Тошнотворные. Пропитавшие, как ему казалось, в те праздничные дни московский воздух… Юродствовала эта публика. Ерничала, будто очень уж чесалось в одном месте.

И подбрасывали русскоязычные корреспондентики американскому магу с одесской родословной соответствующие вопросики юмористические. Может ли он пройти сквозь кремлевскую стену? Сумеет ли организовать исчезновение Мавзолея?..

И режиссер-постановщик концерта на Манеже «Песня ретро-850» в своем выступлении разъяснил собравшимся, что понятие об истинной демократии принесли нам деды и отцы с фронта вместе с... трофейными фильмами. Что с «Чучи» и прочих американских песен началась наша... свобода.

«Поздравляю вас, свободные люди, на свободном празднике!» – с пафосом проорал в микрофон он. Коротконогий толстячок с лоснящейся от самодовольства и пота, круглой и жирной физиономией. И тут же с белого помоста между корпусами МГУ и геологоразведочного института понеслись соответствующие песенки и мелодийки...

И продаваемые на бесчисленных лотках поролоновые уши, носы и рожки немыслимых химически-ядовитых цветов. Надев рога, дети становились похожими на несмышленых бесят. А их родители – на умудренных бесов.

Расцвеченные яркими бесовскими атрибутами они снимались на фоне Кремля, памятника Пушкину, храма Христа Спасителя. Сатанинствующие толпы заполняли площади и улицы некогда православной русской столицы...

И почти голые танцовщицы, истерические певички и прочие разнополые «звезды» демократической эстрады во время концерта в Лужниках. Они плясали, горланили, топтались на окруженных водой силуэтах... православных крестов. Омерзительное зрелище.

Время от времени из отверстий в перекладинах вырывались слепящие снопы искр, превращая святыню в огнедышащее чудовище. Сатанинский замысел...

Что же еще было на 850-летии?

Андрей Дмитриевич увидел, словно на цветной фотографии, бронзовый монстр-монумент на Москве-реке, торжественно открытый в праздничные дни. Пожалуй, ни одна монументальная скульптура не имела прежде такой шумной и враждебной прессы.

Далеко еще было до завершения работ. Но уже ставился вопрос о сносе. Подкладывалась под Петра... взрывчатка. Предлагалось перенести его и на Азовское море. И на берега Финского залива. Даже на Темзу. Словом, чем дальше от Москвы, тем лучше.

И все же. Очередной «муляж святой Руси», с благословения и попустительства властей, «украсил» столицу. А пронырливый грузин-монументалист пополнил список своих, по мнению Андрея Дмитриевича, бездарных произведений.

К ним он относил и нелепую башню у Тишинского рынка. И сооружение на Поклонной горе, издалека очень похожее на обыкновенный шампур с куском баранины.

О «яме» – имитации отрезка Неглинки, текущей теперь между Манежем и Александровским садом, – он вспомнил с особым отвращением… Все эти фонарики. Балясинки. Зверюшечки. Спускающиеся к воде ступенечки. Фонтанчики. Тупички. Закоулочки. Никуда не ведущие мостики-переходики.

«Произведение» Церетели больше походит то ли на балаган-бордель. То ли на ресторанчик в какой-нибудь шашлычной стране. Здесь, поблизости от могилы Неизвестного солдата, оно ни по художественным, ни по моральным соображениям, по твердому убеждению Андрея Дмитриевича, не имеет права на существование. Однако же существует...

Вечером на Воробьевых горах композитор и одновременно режиссер из Франции Жарр представил музыкально-лазерное шоу под названием «Москва – дорога в ХXI век». Предполагалось, что посмотреть невиданное зрелище придет не больше тысяч двухсот. А собралось, по сообщению газет, около двух... миллионов.

Оказалось, подавляющему большинству молодежи, толкающейся, отхлебывающей из горла и закусывающей, явно не понравилась мрачноватая музыка. Не вызвали энтузиазма и некоторые гигантские цветные изображения на стенах университета. Ну кого порадует, на самом деле, превращение головы младенца в оскаленный... череп?!

Многие, не дождавшись конца, разочарованно уходили. Клеймили мсье Жарра как могли, не стесняясь в выражениях. Обвиняли во всех мыслимых и немыслимых грехах. Почему-то упорно причисляли его к... сексуальному меньшинству.

Как бы там ни было, шоу продолжалось... Вдруг высоченное пляшущее и дергающееся здание МГУ исчезло, утонув в кромешной тьме. Через мгновение на его огромном фасаде вспыхнуло фосфоресцирующее слово – REVOLUTION.

То ли француз имел в виду революцию большевистско-еврейскую, грянувшую у нас в начале века нынешнего. То ли намекал на – русскую, что грядет в следующем столетии.

С последним прогнозом многие соглашались. Ведь социальное расслоение уже достигло в России немыслимого уровня... И примеров тому предостаточно.

В праздничные дни Андрей Дмитриевич с женой побывали в открывшемся крупнейшем в Европе торговом центре «Охотный ряд», что под Манежной площадью... Светлый купол. Четыре подземных яруса. Зона отдыха. Сверкающий мраморный пол. Лестницы. Лифты. Эскалаторы. Кафе и рестораны.

Бесчисленные магазины и магазинчики, ломящиеся от разнообразно-симпатичных товаров. Глаза разбегаются... Пока шло строительство, городские власти регулярно объявляли – каждый москвич и гость столицы с любым кошельком сможет купить здесь все, что душа пожелает.

Однако после торжественного открытия цены в подземелье оказались просто умопомрачительными. Так крохотная футболка для малыша за 160 тысяч рублей. Или детская кроватка за 4 миллиона доступны лишь избранным малолеткам из, как теперь модно говорить, элитных семей.

Всем же остальным 99 процентам рядовых граждан России, не сподобившихся угодить в избранное, элитное общество, делать в «Охотном ряду» по сути нечего. Можно только походить. Посмотреть. Пощупать. Даже, если разрешат, что-нибудь примерить. А потом уйти раздосадованным. Мрачным. Озлобленным. Чтобы никогда сюда больше... не возвращаться.

Да, Москва отметила свой юбилей с невероятным размахом. По самым скромным подсчетам, власти потратили из разных источников не меньше 200 миллионов долларов. Как представлялось Андрею Дмитриевичу, бедствующей России наверняка виделось со стороны – лопается от жира столица. Бесятся от сверхдостатка москвичи.

Нет. Ничего подобного... Стоило отступить на несколько кварталов от шикующего и очищенного от непраздничных персонажей центрального округа. И встречались, словно в                                                                                                         

будничные дни, инвалиды, пенсионеры с протянутой рукой. Дети со ставшими традиционными плакатиками на груди «Хочу есть!».

Не случайно, наверное, крупнейший скандал случился именно в самом центре, у гостиницы «Москва»... Гость с Украины вонзил нож в спину туриста из Англии с оглашенным криком: «Люди голодают, а вы тут жируете!» 

Недоумевающего англичанина срочно увезли и Институт Склифосовского на лечение. Разбушевавшегося украинца – в психдиспансер на экспертизу.

Тем временем внутри Садового кольца гульба на щедрые «вклады» современных «меценатов» продолжалась с купеческим размахом. Впрочем, когда-то разудалые русские купцы гуляли на собственные деньги. Нынешние же «новорусские» нувориши в основном нерусской национальности – на те, что украли у России...

Кто же стал главной фигурой в торжествах?

Без сомнения, мэр. Сам президент Ельцин ходил за ним по пятам, как на привязи. Традиционно глупо улыбался прессе и махал вялой ручкой публике.

Прочие высокопоставленные гости мчались наперегонки к градоначальнику под московский престол... Не зря ведь считается – кто владеет Москвой, тот владеет и Россией.

Лужков – этот низенький крепыш в неизменной кепчонке – прямо на глазах перевоплощался в этакого высоченного русского богатыря, готового на великие подвиги. С каким наслаждением и энтузиазмом раскачивал он на Красной площади било огромного бутафорского колокола, олицетворяющего единение народа!

Московский мэр, ясное дело, за казенный счет уже начал избирательную компанию. Видно, очень ему мечталось когда-нибудь занять место президента. Ведь сам Ельцин вроде бы к нему благоволил. Даже публично поблагодарил за подготовку юбилейных торжеств.

Андрею Дмитриевичу подобная перспектива представлялась маловероятной... В праздничной суматохе шустро-мечтательный Лужков, наверное, запамятовал события всего лишь годичной давности.

Тогда Ельцин одержал победу не без голосов сторонников Лебедя. Став президентом, «всенародноизбранный» во всеуслышание провозгласил генерала своим возможным преемником. И назначил его на высочайший государственный пост. Однако бравый вояка продержался недолго в кремлевском гадюшнике.

Кстати, о тамошних непотребных нравах и взаимоотношениях подробно поведал читателям в своих мемуарах еще один отставной и обиженный генерал. Коржаков, недавний преданный президентский охранник, издал книгу «Борис Ельцин: от рассвета до заката».

Она вышла огромным тиражом и быстро разошлась… Андрей Дмитриевич, пожалуй, впервые получил столь обильную и убийственную в отношении правящей верхушки фактологию.

Он ощутил куда большее, чем прежде, отвращение ко всем этим людям. Обжирающимся. Пьянствующим. Блюющим. Ворующим. Продающимся. Предающим. Сбрасывающим друг друга в воду. Подобострастно снимающим ботинки с невменяемого Ельцина.

По его твердому убеждению, все эти власть в России захватившие психически нормальными считаться не имели права. Ведь именно они в марте 93-го на полном серьезе обсуждали план... отравления народных депутатов в помещении Верховного Совета хлорпикрином. Если те объявят президенту импичмент.

Тут уж, как говорится, явный сдвиг по фазе. И подобных примеров приводилось немало. Эта разоблачительная, толстая, с множеством иллюстраций книга отставного Ельцинского телохранителя появилась на прилавках как раз в сентябре.

Память напомнила Андрею Дмитриевичу и некоторые другие события того юбилейного месяца. Их набралось немало и разных…

В Москве шло грандиозное празднество. А в Лондоне – помпезная траурная церемония прощания с погибшей в полуночном парижском тоннеле британской принцессой Дианой... На одной улице праздник, на другой – похороны. Вечный закон бытия. Радость и горе, жизнь и смерть – они вечно соседствуют...

В Индии от сердечного приступа скончалась 87-летняя мать Тереза – основательница и бессменная глава ордена Милосердия. Лауреат Нобелевской премии мира. Ватикан объявил, ему нужно, по крайней мере, 5 лет, чтобы решить, причислять ли ее или нет к лику святых...

В Вене погиб 60-летний профессор Петербургского университета Андрей Жуковский, прилетевший в Австрию на международный симпозиум. Его труп нашли утром в небольшом пожарном пруду на окраине города. Местные криминалисты пока так и не смогли выяснить и объяснить причину загадочной смерти нашего ученого-физика...

В присутствии многотысячной толпы на площади Дружбы народов в центре Грозного двоих, мужчину и женщину, подвели и приковали наручниками к красной кирпичной стене, украшенной черным покрывалом. Картинно зачитали приговор.

Четверо палачей с автоматами в руках изрешетили пулями приговоренных к смерти Высшим шариатским судом Ичкерии… Наше демократическое телевидение не раз показало от начала до конца в леденящих душу подробностях казнь.

Она состоялась в самом начале сентября. А в середине месяца там же имело место еще одно публичное убийство. То была очередная громкая пощечина России. Открытая демонстрация попрания ее законов неподконтрольной Чечней.

Андрей Дмитриевич с тоской размышлял о том, что одновременно чеченцы расстреляли наше влияние на Кавказе. Значит, предстоит новая большая война.

Снова деньги и нефть Березовского. Снова кровь. Снова гробы с русскими парнями. И безысходный плач их матерей, сестер, жен по всей стране...

О чем говорили и писали?.. Кого показывали по телевидению?.. Что еще стряслось в сентябре-октябре?

На Золоторожском валу, на заводе «Серп и молот», прогремел мощный взрыв. Несколько человек были тяжело ранены. Один погиб.

На Мичуринском проспекте произошел беспрецедентный для Москвы случай – рухнул один из подъездов семнадцатиэтажного строящегося жилого дома… Рабочие на стройплощадке почувствовали вибрирующую под ними землю. 

Увидели на глазах увеличивающуюся в размере трещину. Они успели убежать до того, как секция рухнула словно карточный домик. Когда осела пыль, предстала картина, напоминающая кадры военной хроники – торчащие, будто после бомбежки, обломки плит и перекрытий, согнутая арматура...

Андрей Дмитриевич вспомнил, конечно, и 60-летие Кобзона. На фоне которого померк даже... 850-летний юбилей Москвы. Его прощальный концерт в зале «Россия», длившийся более десяти часов и вытеснивший из эфира все плановые программы, стал событием прямо-таки государственного масштаба. Хвалебные словеса и превосходные эпитеты звучали с экрана без числа и без меры.

Торжественно огласили длиннющий список званий, присвоенных ему чуть ли не во всех бывших советских, а ныне автономных российских республиках. Названий общественных и творческих организаций, где Иосиф Давыдович одновременно с пением и бизнесом ухитрялся успешно председательствовать.

Шустрому многостаночнику вручали бесчисленные подарки. И памятные медали. И бронзовые бюсты. И вышитые золотом ленты. И острейшие сабли. И расписные тарелки. И ковер ручной работы с его портретом. И т. д., и т. п. Величали и «великим артистом всех времен и народов». И «императором эстрады». Даже «духовным атаманом всея Руси».

Русскому человеку, каким бы великим он не был, о подобном юбилее и мечтать не приходится. Потому как, по разумению Андрея Дмитриевича, его национальность категорически не устраивает ни нынешних власть предержащих. Ни еврейских финансовых  пауков, опутавших липкой паутиной всю Россию.

Они, без сомнения, и оплатили многочасовое телевизионное прославление своего единоплеменника... Они же подсобили Ельцину на выборах деньжатами. А ныне, рассчитывая на обещанные дивиденды, окончательно распоясались на ниве приватизации (точнее, разворовывания) государственной собственности.

В сентябре на встрече с «ведущими российскими бизнесменами» – Фридманом, Смоленским, Гусинским, Ходорковским – президент что-то промямлил про «правила игры в экономике»... Но кто его, с потрохами купленного, будет всерьез слушать?!

Андрей Дмитриевич нисколько не сомневался, что эта публика 1 октября отметила еще один, очень важный для них юбилей – 5-летие начала «всеобщей ваучеризации» России. То было не громогласное, выставленное напоказ празднество, как в случае с Кобзоном. А тихий такой, полуподпольный еврейский междусобойчик.

Ведь скрывать-то было что... Сколько за истекшие годы «пятой колонне» удалось практически за бесценок скупить крупнейших промышленных предприятий? Какие фантастические суммы безвозвратно ушли из полуголодной страны «за бугор»?.. Об этом они предпочитали помалкивать.

Публично побазарить о «грандиозном вкладе» их американского родственничка в наше образование, науку и культуру – другое дело. Тем более, что нашелся повод... В начале октября исполнилось 10 лет со дня образования благотворительного Фонда Джорджа Сороса, переименованного позже в Институт «Открытое общество».

Андрей Дмитриевич относился к финансисту-аферисту с хронической ненавистью. Потому как, несмотря на потуги лжефилантропа выглядеть искренним другом нашей страны, тот постоянно проявлялся ее лютым врагом.

Все его проекты – это в той или иной форме «промывание мозгов» русским для формирования из них «общечеловеков», забывших свою Родину. Историю. Национальность.

Теперь он был абсолютно убежден – одновременно с перестройкой началась и ожесточенная борьба за власть. В ней главный вопрос звучал и продолжает звучать так: кому властвовать в России?

Многомиллионному государствообразующему русскому народу? Или же небольшой, но накрепко спаянной, щедро финансово и политически поддерживаемой из-за рубежа еврейской прослойке?

При нынешних правителях (По слухам, из семи ближайших помощников Ельцина пятеро... евреи) разобщенных русских заставляют, принуждают проигрывать в этой борьбе. Постоянно. Постепенно. Потихонечку. Изо дня в день... В октябре же демократо-еврейское телевидение показало их очередной победный шаг.

Смотрите и запоминайте торжественно-праздничную церемонию в Кремле. Сам президент вручает тридцати четырнадцатилетним отрокам паспорта нового, наспех сработанного, не подтвержденного никаким законом образца. «Серпасто-молоткастую книжицу» меняют на языкасто-когтистую.

 На обложке отныне будет красоваться герб России – двуглавый орел с высунутыми языками и когтями. Правда, Госдума еще не начала рассматривать вопрос о государственной символике.

Но к подобным нестыковкам нам, так сказать, не привыкать. Принципиально важно другое – из документа исчезла строка о... национальности.

А как же Конституция России, двадцать шестая статья которой гарантирует каждому гражданину право указывать свою национальность?!.                                                                                          

Или наша Конституция вместе с гарантом в очередной раз никому ничего не гарантирует?!.

Или же Ельцин окончательно и бесповоротно превратился в послушную американо-еврейскую марионетку?!

Разве отныне стыдно быть Русскими. Татарами. Бурятами. Башкирами. Эвенками. Балкарцами. Как и всеми другими большими и малыми народами, издавна населяющими наше Отечество?!

Да, мы живем в одной стране. Но это не означает, что каждый из нас уже забыл своих замечательных предков. Вековые традиции. Самобытную культуру. Национальность.

Это вовсе не значит, что по воле власть предержащих мы вдруг захотели стать какими-то усредненными. Что мы ни с того ни с сего решили приобрести какую-то общую, несуществующую национальность – «россияне». Посему единодушно согласились с отсутствием привычной, пятой графы в паспорте.

Ничего подобного… Память выдала Андрею Дмитриевичу информацию о том, что первым выразил протест президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Он даже пригрозил ввести у себя особые, татарстанские паспорта.

Чуть позже выступил председатель Народного собрания Дагестана Муху Алиев. Он заявил, что непродуманное решение Кремля уже спровоцировало всплеск националистических настроений в республике, где живут люди более ста пятидесяти национальностей.

Зашумели в Ингушетии и Башкортостане. В необъятной России почему-то не было слышно... русских. Русские молчали!

«Почему же молчите вы, русские?!.

Или надеетесь, как всегда, на авось или на чудо?!.

Неужели забыли вы о наших славных победах над неприятелями в трудную годину?!.

Или окончательно пропили свою гордость и память?!.

Мы стоим на самом краю пропасти!..

Опомнитесь, люди русские!» – захотелось тогда Андрею Дмитриевичу закричать во все горло...

Дальше – пустота. Черная дыра беспамятства... Потом было тяжкое пробуждение в реанимации. Несколько недель в больничной палате. И долгожданное возвращение домой.

Сегодня Андрею Дмитриевичу удалось решить поставленную задачу. Он отчетливо понял, почему и когда его поразил инсульт.

Тоска и безысходность, как и тогда, накатились на него. Ни одной светлой мысли или воспоминания, словно специально, со злым умыслом, не приходило на ум.

Усилием воли он заставил себя сосредоточиться, приободриться. Напряг все свои духовные силы... Наконец-то, слава Богу, в памяти возродилось и перед глазами предстало самое красивое и многозначное для русского человека событие в дни празднования 850-летия столицы – Большой Хоровой Собор у стен Храма Христа Спасителя.

На подмостках высотой с пятиэтажку воедино слились две... тысячи голосов. Сводный хор объединил несколько десятков лучших академических коллективов из разных уголков страны. Так осуществилась вынашиваемая не первый год идея Собора – единение земель русских вокруг Москвы.

Перед подмостками с хористами разместился огромный сводный оркестр Министерства обороны России. Под куполом – курсанты Московского военно-музыкального училища... Гражданские певцы под аккомпанемент военных музыкантов исполняли двухчасовую программу.

На площади перед храмом и на улице Волхонка собралось тысяч двадцать человек. Сюда пришли те, кто презрел шумно-бестолковые балаганы на Тверской, Поклонной и прочие праздничные мероприятия того дня.                                                                                            

Субботним холодным вечером все прижались друг к другу. И тишина стояла, как в концертном зале. Русские слушали...

Торжественно и красиво звучал Большой Хоровой Собор с оркестром…

В сумерках подмостки подсвечивались издалека прожекторами. По бокам и центру – гигантскими свечами...

Блики играли на духовых инструментах военных музыкантов и на кокардах их фуражек...

Доносился малиновый звон с башенок-колоколен храма. Золотом горели его кресты и купола.

Русские стояли плечом к плечу. И самозабвенно, зачарованно слушали…

Андрей Дмитриевич отчетливо вспомнил их лица – спокойные, счастливые и очень... красивые. Было абсолютно ясно, что ни всемирно известные певцы, ни раскрученные рок-группы никогда не заменят истинно русскому человеку вдохновенного хорового пения на фоне православной святыни.

Не стала «кульминацией» концерта, как обещали демократические средства массовой информации, и песня Исаака Осиповича Дунаевского. Ее безоговорочно затмила увертюра великого русского композитора Петра Ильича Чайковского «1812 год», написанная в честь возведения храма Христа Спасителя.

Замечательное произведение прозвучало мощным заключительным аккордом Большого Хорового Собора...

Раздался гром пушек...

В черном небе над золотым куполом распустились удивительные цветы салюта...

И крики «браво!» заглушило продолжительное «ура-а-а!!!»…

Сколько же раз за многовековую историю это вдохновенно-победное «ура» звучало на площадях и улицах русской Москвы! Сколько же раз праздновала первопрестольная победы!

Терпела она и тяжелейшие поражения от бесчисленных и безжалостных врагов России. Нередко они поголовно вырезали жителей, а город выжигали дотла.

Но другие русские приходили на сплошное огромное пепелище. И Москва снова возрождалась из пепла, как бессмертная птица Феникс. Снова объединяла мелкие, разрозненные княжества в единое и могучее Русское государство.

И еще Андрей Дмитриевич думал о том, что всегда в крови, в характере рядовых москвичей было свободолюбие. Стремление к справедливости. Ненависть к иноземным оккупантам, пытавшихся навести свои порядки.

Горожане восставали и против царя. И бояр. И иностранных пришельцев. Не жалея жизни, отстаивали своё достоинство в тяжкие годы Смуты...

Неожиданно Андрей Дмитриевич ощутил душевное спокойствие и уверенность. Отныне он нисколько не сомневался – Москва, вся Россия превозмогут и сегодняшние смутные времена.

Еще прозвучит боевой клич современных Кузьмы Минина и князя Пожарского «стоять за землю русскую»… Смогут и опомнившиеся москвичи избавиться от засилья инородцев в родном городе.

Ведь так постоянно случается в нашей истории... Предатели, воры, лихоимцы и прочая шваль появляются и бесследно исчезают. А Москва остается.

Остается матерью городов русских. Русским духовным центром. Столицей русского народа. Так было и будет всегда, пока существует земля...

Андрей Дмитриевич почувствовал необыкновенный прилив сил... Впервые ему удалось еле-еле, почти незаметно, пошевелить пальцами прежде абсолютно неподвижной правой руки.                                                                                           

Он с гордостью понял – то был микроскопический, но первый шаг на долгом пути к победе над болезнью. За ним надо сделать второй. Останавливаться нельзя.

Андрей Дмитриевич глубоко вздохнул. И на выдохе. Неразборчиво. Чуть слышно. С невероятным трудом. Все же произнес:

– Я – Русский...



   
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”