С верой в скорое возрождение Русских и Русской России
  СМУТНЫЕ РАССКАЗЫ  » Кровь русская

КРОВЬ РУССКАЯ

Лето 2007 года

 

– Сергей Петрович Гвоздев?.. Мое нижайшее почтение! – послышалось в мобильнике.  – Вас от души приветствует Алексей Александрович Пирожков!

– Привет! Давненько, однако, ты лег на грунт. Ни слуху, ни духу… Почему, хотелось бы знать, сегодня все же удостоил внимания?

– Впал я, понимаешь, в кромешную тоску. На старости лет окончательно запутался в жизненных ориентирах… Вот и решил заехать завтра на дачу с дружественным визитом.  Чтобы одноклассник мозги вправил.

– Ну это запросто… У меня с сомневающимися во всем слабаками, сам знаешь, очень строго.

– Еще как. На собственной шкуре испытал… Ты упертый до предела. Никогда и ни в чем не сомневаешься. Хочешь не хочешь, приходится верить.

 – Само собой. Куда денешься-то?!. К тому же в выходные один. Посему для пущей убедительности и доходчивости буду использовать не только нормативную лексику.

– Я тоже, известно, не из шестерок… В предалеком детстве родной хулиганский район всех нас приучил к боевому мату. В экстремальных ситуациях.

– Что верно, то верно… Приезжай часам к двум. Для окончательно заплутавших в смутных временах устроим обедо-ужин с просветительским уклоном. До завтра!..

Они учились в престижной московской школе. В одном классе. От первого до последнего… Дружили. Поскольку из всех предметов интересовались больше всего историей.

Мечтали об истфаке МГУ. И поступили бы без проблем – оба медалисты… Неожиданно, тем не менее, их пути разошлись.

Внешне друзья разительно отличались… Гвоздева, высокого и бледно-худощавого, одноклассники называли, естественно, Гвоздем. Пирожкова, низенького и румяно-полненького, понятно, – Пирожком.

К середине школы он не очень-то прибавил в росте. Зато прилично в весе. И заслуженно получил дополнительное прозвище – Колобок. Его окликали то так, то эдак. Нередко, чтобы не путаться, и тем, и другим одновременно. Через дефис…

Алексей Александрович подрулил к даче минута в минуту. Гордо доложил по мобильнику школьному другу о точном прибытии… Ворота еле слышно автоматически раздвинулись. И машина въехала на участок.

Он выкатился из прохладной кабины на жаркий воздух. Протер платком запотевшую физиономию… Доковылял до багажника. Достал из него две увесистые сумки с выпивкой и провиантом.

– Зачем столько приволок-то?.. На полкласса хватит, – удивился подошедший Сергей Петрович. – Ты, впрочем, всегда любил пожрать без меры. О чем свидетельствуют внешние данные Пирожка-Колобка с первого класса по настоящий момент.

– Как говориться, чем больше хорошего человека, тем лучше, – похвалился Алексей Александрович, – Гвоздев, между прочим, тоже особо не меняется. Такой же высоченный и жилистый… Только голова окончательно поседела. Вылитый – Гвоздь серебряный.

– Спасибо за высококачественную оценку… Слушай, у меня все готово. Осталось только шашлык сварганить… Может, для начала баньку организуем? Погреем старые косточки.

– Гвоздь, только не это! Расплавлюсь ведь. Получу, не дай Бог, инфаркт миокарда. Или инсульт… Давай-ка лучше  опрокинем по рюмахе холодной водчонки. Закусим хрустящим соленым огурчиком. Бутербродиками с ветчиной. И еще чем-нибудь.

– Ну ты даешь. Натуральный яйцеобразный пищеперерабатывающий комбинат на толстых ножках… Хотя, может, прав. Загнешься. Растечешься. Хрен тебя тогда отскребешь от полка.

– То-то и оно. Намучаешься дальше некуда. Проклянешь все на белом свете… К тому же, как пить дать, затаскают тебя следаки. И, скорее всего, усадят на решетку… Мол, специально, по заданию западных спецслужб, угробил известного российского политолога.

– Если Богу душу отдашь, действительно истеричный демократический шум-гам поднимется… Ладно. Примем по рюмке. Подкормим тебя, Пирожок-Колобок. (А то совсем, блин, исхудал.) И пойдем готовить шашлык.

Сергей Петрович взял из рук друга обе неподъемные сумки. И быстро на длинных ногах поднялся по лестнице на террасу… За ним заторможенно семенил Алексей Александрович. Тяжело дыша. Держась за перила. Останавливаясь на каждой ступеньке.

Наконец они расположились за просторным столом. Хозяин налил в рюмки водки из запотевшей в морозильнике бутылки… Звонко чокнулись. Выпили за встречу. И начали закусывать.

– Гвоздев! Ответь мне с присущей тебе прямотой. Почему в последний момент не стал поступать в МГУ?!. Золотой медалист. Победитель московских, всесоюзных олимпиад по истории… С чего вдруг передумал? – спросил и захрустел огурцом Алексей Александрович.

– Все просто, как грабли… Очень крепко тогда поразмышлял. И окончательно решил – надо продолжать давнюю семейную традицию. Нервную. Хлопотную. Но позарез нужную России-матушке.

Прадед, дед, отец, старший брат – поголовно строители. Поэтому поступил в МИСИ. Окончил с красным дипломом. И зашагал по их стопам… О чем, Пирожков, уже на склоне лет нисколько не жалею.

– Понятно, Гвоздь! Сколько орденов заграбастал… Иногда, помню, о тебе центральные газеты писали. Мол, выдающийся передовик труда. И вообще, форменный герой строительного фронта Советского Союза.

– Небось, завидуешь, Колобок, наградам-то? Расстрою тебя окончательно – чуть было золотую звезду Героя соцтруда не дали… С другой стороны, утешу. Все документы подали куда надо. Тут перестройка грянула. И все сорвалось… Не судьба.

Если говорить, как ныне талдычат, об имидже, однозначно, твоя взяла. О Гвоздеве в застойные годы изредка упоминали… В сегодняшней беспредельной демократии без Пирожкова любое ток-шоу (название-то какое паскудное), что паспорт без печати.

– Как я, Серега, смотрюсь-то на экране?! – поинтересовался одноклассник-политолог… И даже перестал жевать бутерброд.

– Для слабоумных, Леха, – классно. Убедительно. Оглушительно. Незабываемо… Откуда только силы берутся? На месте не стоишь. Покачиваешься, как Колобок, туда-сюда. Ножками топчешь. Ручками сучишь... Рожа красно-потная. Глаза навыкате. Уши дергаются…

– Да поимей совесть!.. Чернуха какая-то! – Пирожков прервал в самом апофеозе повествование Гвоздева. – Никакой в тебе дипломатии. Такта. Кого хочешь, можешь обидеть… Помолчи! Пойдем лучше для успокоения нервной системы шашлык готовить.

…Еще утром Сергей Петрович порезал шейку свинины на кусочки средних размеров. Несколько головок репчатого лука – на колечки…  Положил все в кастрюлю.

Очистил пару свежих корней имбиря. Натер их на мелкой терке. И вместе с хитроумной смесью перцев высыпал на мясо… Налил в достатке белого сухого вина. Жилистыми пальцами все добросовестно размял-перемешал. И накрыл крышкой…

Сейчас он достал из холодильника кастрюлю со своим фирменным шашлыком. Положил на нее пустую миску. И понес на участок… По дороге строго-громко призвал одноклассника проявить сознательность. Принести хотя бы шампуры и соль к мангалу.

Делать нечего… Глубоко обиженный Алексей Александрович, еле слышно матерясь, выбрался из уютного кресла на террасе. Взял со стола что требовалось. Аккуратно медленно скатился с лестницы. И поковылял в нужную сторону.

Неподалеку от мангала он обнаружил старорежимный привязанный к деревьям гамак. Проверил на прочность. Залез с ногами. Провис почти до земли… Вытянулся. Закрыл глаза. Вспомнил годы молодые. И попросил, хотя бы раз его качнуть.

– Нет проблем! Хоть десять. Если, конечно, пожилые яблони от перегрузки не переломятся… Вообще-то, Пирожок-Колобок, ты со стороны походишь на внушительных размеров яйцо Фаберже в авоське. В горизонтальном положении.

– Гвоздь! Оставь, ради Бога, свои идиотские сравнения. Прочие шутки юмора… Скажи-ка лучше, на кой черт всю жизнь по Союзу болтался? И как тебя, далеко не подарка, супруга-красавица из нашей школы терпит столько десятилетий?

– Не знаю. Честно. Сам у нее лучше спроси. Вы же с детства знакомы… Думаю, просто мне очень повезло. Кстати, судьба жены военного и ее очень похожи. Лучшие годы жизни прошли у первой в далеких гарнизонах. У моей – на стройках. Не малина, ясно. Но… терпели.

– Великие русские женщины! Ничего не скажешь… Сколько они, страдалицы, намучились с такими упертыми мужиками, как ты, Гвоздев… И не стыдно? Неужели не мог найти работенку поспокойнее. В Москве. Без вечных отъездов.

– Запросто… Подожди, Пирожков. Не до тебя. Угли подсказывают: «Пора готовить шашлык!»… Надо приступать к очень ответственному мероприятию.

Сергей Петрович снял крышку с кастрюли. Начал доставать по кусочку свинины. Отжимать каждый от маринада. И перекладывать в миску… Потом посолил все мясо с луком. И тщательно перемешал.

– Гвоздь!.. Почему, очень хотелось бы понять, ты этого раньше не сделал?! – донесся непрофессиональный вопрос из гамака.

– Потому что, Колобок, тогда свинина стала бы жестче. А так будет удивительно мягкой… Свои толстые пальчики, гарантирую, оближешь. И вернее всего, обязательно поделишься незабываемыми воспоминаниями на очередной говорильне.

– Ну не знаю, Гвоздь! Сначала попробуем. Оценим. И тогда примем решение… Вообще-то на шок-шоу, ежу понятно, речь о другом идет. Хотя… Кто его знает. Может, кому-нибудь  придется по душе.

– Наверняка. Еще рецепт будут слезно просить… Отменный свиной шашлык в белом вине наверняка станет лучом света в темном царстве вашей истерично-бездарной политической трескотни.

Алексей Александрович, естественно, снова обиделся. Но промолчал… Тем временем Сергей Петрович каждый кусочек, чередуя с колечками лука, насаживал на шампуры. Потом положил их на мангал. И полил винным маринадом из кастрюли аккуратнейшим образом.

– Ты, Гвоздь, в данный момент не строительный хам-матерщинник. А интеллигентный шашлычный ювелир… Вот как профессия влияет на моральный облик человека.

– На стройках, конечно, в особых ситуациях приходилось использовать многоэтажные нецензурные конструкции. Для прочистки мозгов непонятливым. И уточнения основной задачи… Без мата, Колобок, в России иногда ну никак не обойтись.

Шашлык – другое дело. Не улавливает он ненормативные нюансы великого русского языка. Да и вообще не знает… Зато очень любит, чтобы его вовремя переворачивали. И обязательно сбрызгивали белым вином.

– Так и делай, Гвоздь. Я, пожалуй, немного подремлю… Еще качни-ка меня, пожалуйста. Только не сильно, а интеллигентно. Плавно.

Сергей Петрович выполнил просьбу школьного друга. И тот через секунду, слишком образно выражаясь, погрузился в царство Морфея… Он комфортно почивал в гамаке. Сладко облизывал губы. И тихо похрапывал.

Впрочем, недолго… Алексея Александровича просто-таки заставил проснуться ароматнейший запах шашлыка. Его нос начал нервно и жадно принюхиваться, как у профессионального пса-ищейки.

– Беспредельно вкусно пахнет… Как же хочется есть, – прошептал политолог. И… зычно вопросил: – Гвоздь!.. Когда в конце-то концов все будет готово?!

– Скоро, Пирожок-Колобок… Совладай с нервами, увесистая звезда ток-шоу… Потерпи немного, Фаберже в авоське… Недолго мучиться осталось, чревоугодник неуемный.

– Ну вот. Опять обидные сравнения… Хотя ничего другого от прирожденного хама-юмориста ждать-то не приходится. Понятно, почему тебя, Серега, после института не оставили в культурной Москве. А силком отправили от греха подальше в дикую провинцию.

– Не надо фальсификаций. Не на шоу, Леха… На самом деле все было как раз наоборот. Предложили аспирантуру – отказался. Работать в московском НИИ – тоже. И по собственной инициативе поехал в Сибирь. На стройку крупного промышленного предприятия.

– Ой-ой-ой! Ай-ай-ай!.. «Гвозди бы делать из таких людей», как писал поэтический революционный классик. Впрочем, даже фамилия твоя соответствует… Если серьезно, Сергей Петрович?

– Что в жизни нужно русскому мужику?!. Работа. Обязательно по душе. И чтобы конкретный толк от нее был. Не только для себя лично в денежном эквиваленте. Главное – для страны… Пафосно звучит. Иначе мы никогда процветающей России не построим.

Поработал от Дальнего Востока до Прибалтики. В разных, так сказать, климатических поясах… Приедешь, иногда случалось, на новое место. Там бардак бардаком. Люди живут черти где. Жратва паршивая. Трудовой энтузиазм, естественно, как с…  

Что делать?! Ясно по опыту… Некоторых раздолбаев-лентяев, независимо от специальности-должности, пинком под зад со стройки. Одного-другого – прямиком в тюрягу… По справедливости. Для острастки. И для поднятия настроения у коллектива.

– Ну ты и суров, Сергей Петрович… Диктатор-изверг какой-то… Нельзя же так круто с нежными Божьими созданиями поступать, – донеслись жалобные причитания из гамака.

– Очень даже надо. Иначе зависнут гирляндами тяжеленных Колобков на шее. Никогда больше не распрямишься… Тогда делу хана. Стройка превратится в демократическую пустую говорильню. И ничем дельным, понятно, не кончится.

– Гвоздев! Если что, Пирожков, по-твоему, во всем виноват. Еще … … … со школы. Почему?!. И вообще, я очень хочу есть. Специально, видно, тянешь резину, дабы уморить одноклассника голодом… Выдвигаю решительный протест!

Абсолютно никакой реакции не последовало… В очередной раз обиженный Алексей Александрович решил лично разобраться с шашлыком. Плавно выкатился из гамака. И не без труда встал на ноги.

Приблизился к мангалу. И чуть было не потерял сознание от неподражаемого аромата… Он на всякий случай зацепился за школьного друга. И, как зачарованный, уставился на стройные ряды аппетитных кусочков в прозрачном облачке дыма.

– Гвоздь!.. Чего ты, спрашивается, ждешь?! Шашлык вроде бы готов!.. Или специально ожидаешь моей голодной кончины?!

– Колобок, имеющихся в тебе запасов хватить как минимум на год сносного существования… Подождем, когда появится румяная корочка… Ради Бога, не выводи меня из себя. Ступай, как бы чего не вышло, в гамак.

Алексей Александрович вынужденно отцепился от Сергея Петровича. С черепашьей скоростью добрел до места назначения. И снова залег на покой между яблонями в нескольких сантиметрах от травы.

– Никуда не денешься. Подожду еще немного из последних сил… Пока объясни мне, Серега, вот что. По агентурным данным, ты по-прежнему любишь и занимаешься русской историей. В качестве хобби… Почему не сделал ее основной профессией?

– Я тебе все объяснил. Впрочем, может быть, не совсем… Видишь ли, Леха, история – дама очень уж непунктуальная. Продажная. Конъюнктурная. Точнее, такой ее сделали ученые мужи из пыльных архивных закоулков. Вроде тебя.

– Ну вот! Опять Пирожков – корень зла. И одновременно растлитель всего исторического. Образумься, Гвоздев… Главное в данный момент – не пережарь шашлык. Остальное я тебе, так и быть, прощу.

– Сердечное спасибо, Колобок консенсусный… Замечу кстати. Один твой старый-престарый коллега защитил кандидатскую еще в хрущевские времена. Тогда он вместе с советскими людьми трепетно ожидал обещанное пришествие коммунизма. Но… не дождался.

Горбачевскую перестройку отметил докторской, рьяно прославляя «социализм с человеческим лицом»… В ельцинский дикий капитализм стал академиком. Поскольку вовремя переформатировался в проповедника «демократических ценностей».

Типичный ученый-проститут-лизоблюд-холуй. Вот почему не стал я заниматься вашей блядской историей… По сути, не обижайся, ты такой же. Сегодня регулярно дерешь глотку на ток-шоу за путинский либерализм. За кого и что завтра, если сменится политический ветер?!

– Не знаю. Окончательно запутался. Поэтому и приехал на промывание мозгов… Гвоздь! Есть очень-очень хочется. На голодный желудок, боюсь, не встану я на путь прозрения.

– Пирожок-Колобок! Возрадуйся до глубины заблудшей души!! Шашлык готов!!! Срочно выползай, изголодавшийся Фаберже, из авоськи… Даю тебе ответственное почетное задание. Бери провиант. И бегом, чтобы не остыл, в дом. Главное – не е… по дороге!

Мгновенно какая-то неведомая сила извлекла Алексея Александровича из гамака. Твердо поставила на ноги. И приблизила к заветному мангалу… Двумя руками политолог схватил шампуры с ароматными, пропахшими дымом, кусочками мяса.

С боевым криком «Вперед!» рванул в нужную сторону… Со спринтерской скоростью одолел лестницу… Вкатился с видом победителя на террасу с открытыми окнами… И, оглашая окрестности громоподобным «Ура-а-а!», принялся готовиться к трапезе…

 

Вскоре Сергей Петрович с пустой кастрюлей, миской вернулся в дом. И прямо-таки остолбенел от увиденного… Его просто поразила оперативность вроде бы неповоротливого заторможенного одноклассника.

Стол в идеальном порядке. Все на месте… Большое блюдо с шампурами. Тарелки, ножи, вилки. Вымытая зелень и овощи. Лаваши и баночки с какими-то приправами. Фужеры с уже  налитым квасом.

Пустые рюмки политолог как раз заполнял «огненной водой». Одновременно Алексей Александрович что-то самозабвенно жевал. Улыбался и чмокал от удовольствия… Увидев хозяина, тут же покаялся:

– Сереженька, родной… Я, понимаешь, не выдержал. И с голодухи уже съел один кусочек. Второй – вот жую. Ароматный. Мягкий. Сочный. С пылу с жару. Ничего вкуснее никогда, ей Богу, не пробовал… Прости, если можешь. Зато, какой стол накрыл. Все готово.

– Вижу, Лешенька-чревоугодник. Только это тебя и спасло от кровопролитных неприятностей… Вообще-то свиной на белом вине положено запивать красным… Раз уж налил водку и еще кое-что натворил, произноси извинительный тост.

– За Гвоздя! Добрейшей души человека!.. За непревзойденного шашлычного виртуоза!.. За потенциального спасителя моей заблудшей русской души! – торжественно, как на высокопоставленном банкете, провозгласил политолог.

– С первыми двумя пунктами, Колобок, не могу не согласиться. С третьим – еще, как говорится, бабушка надвое сказала. Придется усердно работать. Прояснять твои затуманенные мозги… Ну давай!

Школьные друзья чокнулись с хрустальным перезвоном. Приняли по рюмке. Запили квасом. И приступили к обедо-ужину… Они закусывали, закусывали, закусывали. Не торопясь. Чинно. Благородно.

Алексей Александрович выглядел предельно счастливым человеком. На подобных мужиков русским хлебосольным хозяйкам, понятно, любо-дорого смотреть… Казалось, каждый кусочек мяса, даже листочек зелени доставлял ему истинное наслаждение.

Он смачно и степенно жевал. Облизывался. Удовлетворенно вздыхал или качал головой. Регулярно поднимал большой палец вверх… Иногда закрывал глаза. И разводил руки в немом восторге.

Наконец-то политолог решил взять тайм-аут. Протер салфеткой губы. Закурил. Выпустил облачко дыма. И понаблюдал, пока оно уткнется в полоток… Задумался. Посерьезнел. И спросил одноклассника:

– Почему, Гвоздь, нормальные люди вечно задумываются. Размышляют. Сомневаются. А у тебя все просто и понятно… Ты нашел ответ на самый главный, принципиально важный для человечества вопрос: «В чем смысл жизни?!»

– Разумеется. Хотя его, Колобок, однозначно не сформулировали ни древние, ни современные величайшие умы. И никто никогда не додумается… Потому что нельзя найти то, чего в принципе нет.

Ну какой на полном серьезе может быть смысл жизни?!. Никакого. Если все заранее предопределено. Родился человек. И, хоть тресни, обязательно помрет… Раньше или позже. Мировым деятелем или бомжом… Короче. Старт у всех – в роддоме. Финиш – на кладбище.

– Как же ты, Гвоздь, все упрощаешь! Опошляешь!.. Вот я, к примеру, завяжу с пустой болтовней на ток-шоу. Выйду на пенсию. Возьмусь за перо… Напишу стихи на уровне Александра Сергеевича. И, естественно, навечно войду в историю… Значит, не зря жил-то?!

– Глубоко, Колобок-фантазер, заблуждаешься... Допустим. Чудом выбьешься в великие поэты. Будешь радостно плескаться в безбрежном океане всемирной славы. Светиться, как медный пятак, от самодовольства.

Однако. Миллионы-миллиарды восторженных почитатели по всей Земле когда-нибудь о Пирожкове-Пушкине забудут. Неотвратимо. Вероятно, почти одномоментно. И… на вечные времена.

Почему?! Просто тебя, светоч поэтической мысли, абсолютно некому будет вспоминать… Поскольку поголовно замерзнут. Или задохнутся. Или утонут. Или вообще к чертовой матери распадутся на атомы.

– Что ты несешь, Гвоздь?!. Поимей хотя бы гуманное отношение к однокласснику!

– Ты, Колобок, тут ни при чем. Речь идет о глобальной перспективе человечества. А не о никчемной политологической личности… Скорее всего, мы сами себя уничтожим. Чтобы наконец-то окончательно решить, кто же сильнее. У кого оружие смертоноснее.

Предположим. Мозгов у людей все-таки хватит. И они не пойдут на атомное или любое другое самоубийство… Подобный вариант тоже, как ни печально, не хэппи-энд. Ведь никто толком не ведает, что такое Вселенная. И какие пакости она нам преподнесет.

То, что мы знаем более или менее достоверно, еще прискорбнее… Землю неминуемо ждет или ледниковый период. Или всемирный потоп. Или крупный метеорит разнесет ее не мелкие кусочки.

 Или же Солнце разбушуется не в меру. Или нежданно-негаданно погаснет… То есть при любом раскладе всем прощальный привет. Под похоронный звон на всю необъятно-непонятную Вселенную.

Так что, Пирожков, ответ на твой вопрос однозначен. Печален. Безысходен.… Великий русский язык, если приспичит, подскажет немало других синонимов. И ни одного оптимистичного.

– Да ладно, Гвоздев. Не нагоняй тоску… Для поднятия настроения давай-ка лучше опрокинем по второй.

Алексей Александрович с выражением крайней безнадеги на круглом лике налил водку в рюмки. И, не чокаясь, как на поминках, выпил… Достал из пачки сигарету. И щелкнул зажигалкой.

Закурил. Глубоко затянулся. И тут же, вздрагивая всеми жирными складками от шеи до пояса, огласил дом, ближайшие окрестности надрывным кашлем.

Наконец-то политолог затих… С лютой неприязнью уставился на дымящуюся сигарету. Решительно затушил-переломал ее в пепельнице с криком: «Говно!».  

Воткнул вилку в кусочек любимейшего еще несколько минут назад шашлыка. Жадно отправил его в рот. И начал задумчиво жевать… Нет, не то. По-прежнему ни искры радости не вспыхнуло в печальном облике одноклассника.

– Колобок пугливый! Ты что, к концу света уже приготовился?!. Не стоит. Поживем еще… Пока. До поры до времени.

– А зачем, Гвоздь?.. Лучше бы я при рождении требовательно заорал: «Мама!.. Забери меня обратно!!!»

– Сие невозможно по двум причинам… Во-первых, в исторический момент появления на свет будущего известнейшего политолога он абсолютно не понимал происходящего. И тем более что ждет его дальше.

Во-вторых, даже если осознал, все одно. Без толку. Не смог бы проверещать матушке решительную просьбу… Поскольку еще не овладел русским языком. И, кроме истошного писка, ничего членораздельного воспроизвести не мог.

– Все-то ты, Гвоздь, можешь объяснить!.. Так в чем же все-таки смысл жизни?! Не в философском понимании. Не в другом глубокомысленном... а в самом обыкновенном. Обыденном.

– Тогда, Колобок, совсем другое дело. Все примитивно, как дважды два – четыре. Родился – живи… И не пудри себе мозги размышлениями о бессмысленности бытия. Неизбежности конца света. Обязательной встрече рано или поздно с бабой с косой.

Не хочешь?! Надоело-осточертело-опротивело-обрыдло-остоп… – не тяни жизненную лямку зазря… Сочини душевную объяснительную записочку родственниками и следственным органам.

Так, мол, и так. Невмоготу. Никого в моей смерти прошу не винить. Простите, если можете… Попрощайся со всеми. Наберись храбрости. И сигани из окна. Или бросься под поезд. Застрелись. Отравись. Или удавись в конце-то концов.

– Да меня, Гвоздь, никакая веревка не выдержит! – ни с того, ни с сего развеселился Алексей Александрович. И… посерьезнел: – Надо, конечно, похудеть. На всякий случай.

– Однозначно. Хуже не будет… В общем. Хочешь – живи. Не хочешь – не живи. Это сугубо личное дело каждого индивидуума. Если брать проблемы всего человечества, то и здесь все донельзя просто.

Какую новую теорию ни изобрети. Немыслимую религию ни удумай. Невиданное государство ни создай. Замысловатую партию ни сколоти… Ничегошеньки в принципе не изменится.

– Куда тебя понесло-то?!. Попроще, Гвоздь, излагай, ради Бога. Не в советском Совмине, поди, за очередную стройку отчитываешься.

– Ну, Колобок слабоумный, к примеру. Испокон веков всем от мала до велика известно, кто сильнее, тот хозяин. Стоит непутевому зайчонку зазеваться, им тут же закусит окрестный волчара… В природе вечно кто-то кого-то пожирает.

Гомо сапиенс, по сути, ничем не отличается от представителей флоры и фауны… Люди использовали себе подобных в качестве провианта относительно редко. (Хотя каннибализм всегда существовал.) Зато уничтожали конкурентов всегда. По необходимости.

Первобытные племена камнями и дубинами с треском кроили черепа ближайшим соседям. Бились за плодородное поле. За лес с дичью. За пруд с рыбой… Тогда, предполагаю, победители на поле брани насчитывали десятки трупов врагов.

Счет пошел на сотни, тысячи немного позже. Недругам стали пускать кровь стрелами. Пиками. Ножами. Саблями… Когда изобрели порох, потери в живой силе противоборствующих сторон перевалили за десятки, сотни тысяч душ.

В прошлом веке человечество окончательно озверело. Прогресс, Пирожков, наверняка до добра не доведет… В ход пошли пушки. Пулеметы. Огнеметы. Мины. Танки. Самолеты. Корабли. Газовые камеры. Атомные бомбы.

Люди разносили друг друга вдребезги. Расстреливали. Сжигали дотла. Подрывали. Давили. Травили, как тараканов. Превращали в ничто… Войны, словно гигантские смертоносные цунами, накрывали десятки стран, целые континенты.

Жертвами становились, просто невозможно себе и представить, десятки миллионов(!) человеческих созданий на всем земном шаре… А сколько крови русской пролилось? Целое море безбрежное.

– Давай, Гвоздев, всех наших помянем!

Алексей Александрович налил водку в рюмки. Одноклассники встали. Выпили, не чокаясь… Сели. Запили квасом. Не стали закусывать. И надолго ушли в очень печальные думы.

Политолог нерешительно протянул руку к пачке сигарет. Отдернул, как от ядовитой гадины… Вскоре осмелел. Извлек штуку. Щелкнул зажигалкой. И осторожно задымил мелкими-премелкими затяжками.

– Пирожок-Колобок безвольный!.. Бросил бы курить. Я, помню, как-то ни с того, ни с сего завязал. И все дела.

– Гвоздь волевой! Не все такие, как ты. Железные… У меня, весьма кстати, только что созрел грандиозный план из трех пунктов… Первый – укуриться до одурения. Отвращения. Чтобы и видеть эту отраву даже издалека больше не хотелось.

– Два другие?!. Не менее судьбоносные?

– Не раскрою. Пока. Пусть они будут моим личным секретом чрезвычайной важности… Скажи-ка лучше, всезнающий Гвоздь, кто ныне всех сильнее в мире? Значит, по твоей версии, хозяин.

– Все элементарно, Колобок-Ватсон. Их двое – США и… Россия. Некоторым слабоумным кажется, такого не может быть никогда. Поскольку это все равно что сравнивать ежа с голой жопой.

Действительно… Мы своими руками в собственной стране со сраной перестройкой и последующим безумным рывком к «демократическим ценностям» разрушили-разворовали все, чем еще недавно законно гордились. В том числе и военно-промышленный комплекс.

Спрашивается… Может ли вымирающий, спивающийся, садящийся на иглу, полуголодный русский народ противостоять процветающим, сытым, вооруженным до зубов американцам?!

– Запросто!.. Не надо, почти невесомый Гвоздев, считать ожиревшего одноклассника круглым идиотом. Если не наше атомное оружие, янки, понятно, давно бы расчленили Россию на отдельные беспомощные государства.

– Неподъемный Пирожков! Несмотря на явный перевес, светлейшая ты голова! Все правильно… Есть, правда, Китай – единственный в мире серьезный конкурент. Лет через 20–30 он догонит по количеству боеголовок и нас, и США.

Пока ситуация, даже по прикидкам заокеанских вояк, такова… Если мы все же схлестнемся, от Америки не останется ровным счетом ничего. Кроме выжженной дотла, обугленной земли. Россия из-за огромной территории, возможно, частично уцелеет.

Подобный исход, так-таки, не должен вселять в нас особый оптимизм… Поскольку оставшиеся в живых позавидуют мертвым. Будут мучительно умирать в полной темноте от голода и болезней на радиоактивных развалинах.

– Гвоздь! Да прекрати ты нести чернуху!.. Хотя, всякое может случиться. Не дай Бог, конечно. Не зря русские, провоевавшие с недругами сотни лет, придумали успокоительный тост: «Только б не было войны!»

Одноклассники чокнулись. Выпили по четвертой. Точнее, в общей сложности по пятой… Сергей Петрович извлек из холодильника запотевшую поллитровку. И поставил ее на стол. Под него отправил пустую.

Алексей Александрович с аппетитом и довольным чмоканием поглотил несколько кусочков шашлыка. Похрустел зеленью. И закурил… Вспомнив, вероятно, свое звание доктора исторических наук, ушел в глубину веков:

– Серега!.. Еще со времен Ивана Грозного никто в мире не хотел сильной, процветающей, уверенной в себе России. Чего они, ублюдки политические, только не творили! Чтобы расколоть нас. Унизить. Обмануть. Ослабить.

Примеров тому масса. Вспомним более или менее свежие… Вторая мировая война. Союзнички-иуды годами тянули с открытием второго фронта. Дабы как можно больше пролилось крови русской. И истощилась  армия.

Несмотря на наши многомиллионные(!) потери, прежде всего среди мирного(!) населения, Гитлеру все же пришел капут… В Европе и Америке все благодарно рукоплескали. От восторга чепчики в воздух бросали дамы. Публично восхищались Сталиным политики.

Однако… Один из них – Черчилль всего через несколько месяцев после окончания самой кровопролитной в истории человечества бойни прогундосил печально известную фултонскую речь. Объявил нам, по сути, новую войну. Правда, холодную.

Его заокеанский шеф – Трумэн еще раньше снова запланировал горячую… Сначала для острастки без какой-либо военной необходимости американские вояки атомными бомбами стерли с лица земли японские Хиросиму и Нагасаки.

Одновременно разработали детальный план нападения на СССР. И примерно двадцать советских городов обрекались на аналогичную участь… Вот какие, Сережа, у нас союзники. С лисьими улыбочками и повадками вонючих шакалов.

– Так, Леша, было, есть и будет. Мы им, как кость в горле… Борьба идет не на жизнь, а на смерть. Больше всего они боятся сильной России в союзе с надежными странами-сторонниками.

– Как раз данную концепцию доходчиво изложил Бжезинский в книге «Великая шахматная доска». Гнида Збигнев прямо и до неприличия откровенно поставил задачу – «не дать варварам объединиться»… Что им, честно признаем, удалось.

Развалили к чертям собачьим и СССР, и Варшавский договор… Скупили на корню бывших союзников. Приняли их в НАТО. И вопреки собственным клятвенным обещаниям вплотную приблизились к нашим границам.

– Меня удивляет, доктор исторических наук. Ты не понимаешь элементарные вещи… «Союзник» в реальной политической жизни – существо абсолютно непредсказуемое и продажное. Сегодня – с одним. Завтра – с другим.  Послезавтра – с третьим.

Повторяю, кто сильнее, тот и хозяин. Посему пешкам, чтобы уцелеть, приходится вечно маневрировать по доске между сильными фигурами… Если использовать, как Бжезинский, шахматную терминологию.

Если человеческую, то малые страны (да простят они меня за сравнение) – рядовые или высокопоставленные проститутки… Хочешь не хочешь, всем надо давать. Желательно, понятно, чтобы больше платили. И защищали от нищих клиентов.

– Сергей Петрович!.. Будьте любезны, выражайтесь приличнее. Тактичнее. Дипломатичнее… Мы не бомжи подзаборные.

– Я, Колобок, выше перед ними на всякий случай извинился. Приходится подобным образом изъясняться, дабы до тебя и тебе подобным хоть что-нибудь дошло… Вспомним для доходчивости еще раз Великую Отечественную.

Свободолюбивая Франция с двухмиллионной армией легла под Гитлера меньше, чем за три недели. Все остальные еще быстрее… Многие с энтузиазмом (или силком) влились в фашистскую орду. И разноязыким сбродом по многовековой традиции поперли на нас.

Чем закончился блицкриг, общеизвестно. Еще у Москвы они прилично получили по зубам. Из-под Сталинграда сотни тысяч чудом уцелевших вояк с отмороженными рожами и яйцами поплелись в плен… И так далее.

Кончилась Вторая мировая. Союзники разделили Европу. Это – вам. Это – нам… Америка, несказанно разбогатевшая за годы войны, вливала бешеные деньги в своих подшефных. В первую очередь ФРГ. Покупать так с потрохами. На вечные времена.

Мы, понеся фантастические людские и финансовые потери, тоже старались по доброте душевной не отставать. Ну как не помочь немцам из ГДР, прочим новоявленным союзникам. Может, больше не продадутся… А русский мужик-победитель? Да потерпит. Не впервой.

– Знаешь, Серега, я впервые оказался за границей летом 1973-го. На Х Всемирном фестивале молодежи и студентов в Берлине… Поначалу все мы, помню, просто оторопели от невиданного изобилия шмоток, еды.

В магазинах десятки сортов колбасы, пива. Вообще все что угодно... А у нас –  молочная, докторская да дефицитное «Жигулевское». Из полунищей страны победителей, словно приехали подкормиться в гости к побежденным… Омерзительное ощущение осталось до сих пор.

– Еще бы… Мы из последних сил десятки лет финансировали. Учили. Строили. Вооружали. Запускали в космос братьев по социализму. Из Европы, Азии, Африки, Латинской Америки. В ущерб собственному народу и экономике.

Печальный финал, естественно, наступил. Вымотались до предела. Сдулись, как шарик. Обессилели. Обнищали… Кому нужен такой хозяин? Никому. Обиженные союзнички, понятно, стремглав бросились под крышу другого. Кто пообещал сплошную благодать.

– Ничего, Серега. Все равно мы и в одиночку прорвемся… Русских, что подтверждает история, ничем не одолеешь. Любому супостату рога обломаем по высшему разряду. Как фашистам, к примеру, наши боевые отцы-фронтовики…

Одноклассники помянули родителей… Алексей Александрович с аппетитом доел шашлык. Душевно поблагодарил школьного друга за несравненный по вкусовым качествам шедевр на мангале.

Выкурил сигарету. С трудом встал. И для разминки начал косолапо кружить по террасе. Неожиданно притормозил. Залез в холодильник за… добавкой. И выложил на стол массу провианта, привезенного из Москвы.

– Колобок!.. Куда в тебя, сколько лезет?! – изумился Сергей Петрович. – Лопнешь. Или загнешься от заворота кишок… Что мне с неподъемным покойником делать-то?! Хоть кран на подмогу вызывай.

– Может, пронесет. Обойдешься, Гвоздь, без подъемной техники… Так и быть. Раскрою второй пункт секретного плана… Планирую, значит, сегодня нажраться до предела. А завтра сесть на жесточайшую диету. Пожизненно.

– Верится с трудом… Давай, Пирожок-Колобок, хотя бы сделаем перерыв. Погуляем. Пройдемся по поселку. Зайдем в соседний лес.

– Только не это. Я, Гвоздь, пока не готов преодолевать длинные дистанции. Исключительно короткие. Без особого желания, исключительно из уважения к тебе поброжу, пожалуй, по участку. И не более того… Перед стартом предлагаю опрокинуть по отходной.

Сергей Петрович категорически отказался участвовать в беспробудном пьянстве… Алексей Александрович налил себе водки. Выпил. Занюхал кусочком черного хлеба. Закусил соленым огурчиком. Взял пачку сигарет. Зажигалку. И заявил, что теперь готов на все…

 

Одноклассники вышли на пленер. Отправились осматривать просторный участок… Поход, впрочем, длился недолго. По дороге политолог неожиданно закатился в гамак. Да так увесисто, что пожилые яблони прямо-таки содрогнулись до основания.

Он удобно устроился. Закурил. И в чистый воздух принялся выпускать кольца ядовитого дыма.

Больше того… Совсем обнаглел. Строго приказал школьному другу, как следует его раскачать. И пока он будет совершать перемещения в воздушном пространстве, сбегать за водкой с огурчиком.

Подобного сценария Сергей Петрович никак не ожидал. Его охватило, понятно, законное возмущение… Поначалу он, видимо, хотел выразить свой решительный протест в форме громогласной многоэтажной матерной композиции.

Но передумал. Решил провести более действенную силовую акцию… Стремительно подошел к поленнице у забора. Жилистой рукой схватил одно из основных орудий пролетариата. И, угрожающе потрясая поленом, зашагал в сторону одноклассника.

– Гвоздь, остановись! – истошно заверещал Алексей Александрович. – Не бери грех на душу!.. Меня только что посетила гениальная мысль! Дай несколько секунд на ее изложение!

– Нет! Приходит тебе, Фаберже в авоське, полный п…! Настал час расплаты, политолог-балабол!.. Приступаю с помощью полена переформатировать Колобок сдобный в Блин обезжиренный!

– Побойся Бога! Снова кровь русская прольется!.. Всю жизнь будет тебе сниться окровавленный дохлый друг детства!.. Дай, как положено по закону, последнее слово. И выполни последнее желание – качни меня, пожалуйста, хотя бы раз. Водки с огурцом не надо!

Сергей Петрович подобрел. Согласно кивнул головой. Присел на пенек по соседству. Рядом на всякий случай положил полено… Раскачал гамак до приличной амплитуды. И строго уставился на Алексея Александрович – говори, мол.

– Гвоздь, добрейший души человек, сменил гнев на милость, – прошептал политолог… Перекрестился и добавил: – Александр III, между прочим, регулярно втолковывал своим министрам: «Во всем свете у России только два верных союзника – армия и флот».

– И что?! О его высказывании известно всем поголовно… В чем же гениальность твоей мысли?

– Надо его осовременить. Внести очень важное дополнение – армия и флот с… атомным оружием.

– И все?! Демонстрируешь, Колобок, уникальную скудость ума... На самом деле, по моему разумению, ваша совместная формулировка неправильна в принципе. Поскольку у России был, есть и будет один-единственный верный союзник – русские люди!

Не будь нас, не было бы и в помине бескрайней многонациональной страны. Мы государствообразующий народ. Все остальные на подхвате. Пусть не обижаются… Надо смотреть на все трезво. Так, как оно есть на самом деле.

– Ты, Серега, прав. Но зачем им в душу-то плевать?.. Хотя бы на старости лет научился излагать ту же мысль в более, если можно так выразиться, толерантной форме.

– Пожалуйста, Алексей Александрович… Россия, вообразим, – мощное очень красивое дерево. Русские – корни и ствол. На нем около двухсот веток. Веточек. Листочков. И всех надо подкармливать. Беречь как зеницу ока.

– Картина, ничего не скажешь, получилась живописная. Теоретически. На практике, признаем, к нашему дереву присосались некоторые наросты-паразиты. И главное – оно еле просматривается за густой… еврейской паутиной.

– Мать честная! И это вещает политолог-интернационалист!.. Что с тобой стряслось-то?!

– Примерно год назад, Серега, случилась такая история… Телевидение с голливудским и нашенским убогим ширпотребом я давно уже не смотрю. А тогда совершенно случайно увидел уникальную передачу. Не полностью, к сожалению.

Транслировали концерт. Пели молодые, симпатичные, длинноногие русские девчонки и ребята. С замечательными голосами… Скорее всего, старшекурсники или выпускники консерватории.

Они исполняли русские народные песни. Более или менее современные. Романсы. Да так проникновенно и душевно, что непроизвольно потекли слезы… Подумал: ну все, пришла старость. Совсем сентиментальным стал.

Меня утешил режиссер передачи. Я, оказалось, не один… Он часто показывал зал. Точнее, лица присутствующих. Стариков и старушек. Людей средних лет. Молодежи. Детей.

Возможно, то были родственники певцов. Или просто знакомые. Или коллеги. Может быть, их преподаватели… Буквально все зачарованно слушали. С мокрыми задумчивыми глазами. В русском мире, ограниченном стенами зала.

– Концерт, действительно, уникальный. Современная обыденность, сам знаешь, другая…  Ежедневно по разным каналам круглосуточно юродствуют куплетисты. Пародисты. Смехачи с еврейскими рожами и жидовским юмором.

– То-то и оно, Серега. Я впервые всерьез задумался на тему «Русские и евреи в России»… Начал собирать соответствующие материалы. Покупать книги. Внимательно читать. Размышлять. И, честно говоря, волосы встали дыбом.

– Еще бы. Из всех «пятых колонн» у нас самая коварная и смертельно опасная – жидовская. Сам никогда глубоко этой темой не занимался. И так все ясно… Поздравляю с запоздалым открытием. Ты заслужил рюмку водки с огурцом. Выползай из гамака!

Алексей Александрович попытался. С первого раза не получилось… Сергей Петрович, добродушно матерясь, выкатил одноклассника на бренную землю. Поставил на ноги. И повел к дому.

Налил ему полную рюмку. Себе чуть-чуть. Так, для формальности… Достал из банки каждому по огурцу. И торжественно произнес тост:

– За историческое событие!.. За прозрение Колобка-тугодума!

Друзья звонко чокнулись. Выпили. Захрустели… Одновременно хронически голодный Алексей Александрович принял решение расширить ассортимент закусок. Решительно взял нож. И решил отрезать увесистый кусок буженины.

Вместо нее, невезуха, чуть было не откромсал себе толстый палец… Дернулся-всколыхнулся безбрежным телом. Истошно ойкнул. Побледнел почти до бела… Поднял руку. Уставился на обильно кровоточащий орган. И заорал-вопросил:

– Гвоздь!.. Смотри, как из меня кровь русская хлещет!.. Может, оно и к лучшему?!

– Само собой… Чем больше дури выйдет из Колобка-членовредителя, тем больше шансов на его морально-физическое выздоровление… Главное – не загнись. Нет никакого желания с покойником возиться.

– Так окажи, Гвоздь, скорую помощь однокласснику!.. Русский русскому помоги!.. Не бросай меня, непутевого, в беде!

Сергей Петрович мокрым полотенцем протер окровавленную руку по собственной глупости пострадавшему. Прижег йодом ранку. Покрыл ее какой-то мазью из тюбика. И многократно обмотал травмированный палец бинтом.

Уложил одноклассника на диван. Подложил под его скорбную голову подушку… Приказал спокойно лежать. Размышлять про себя о собственной непутевой жизни. И одновременно намечать грандиозные планы по перерождению со знаком плюс.

Что Алексей Александрович и сделал. Даже на всякий случай закрыл глаза. Время от времени он безысходно вздыхал. Морщил лоб. Качал головой. Нечто беззвучно шептал губами… Наконец-то политолог вернулся в реальным мир. И доложил однокласснику:

– Завтра же, Серега, решительно приступаю к морально-физическому возрождению. И к углубленному изучению нынешней политической обстановки в стране… Какого хрена, между прочим, в России некоторые ублюдки стали называть русских… фашистами?!

– Лютые «друзья» наверняка из-за бугра подбросили очередную богомерзкую идейку. Ее подхватили наши демократические прихвостни… Они за грант в «зеленых», как известно, на все готовы. С потрохами продадут не только Родину. Но и мать родную.

– В моем пока еще скудном архиве имеется материал на данную тему. 26 сентября 2002-го. По одному из центральных каналов министр культуры Михаил Швыдкой вел теледискуссию на просто невообразимую тему… «Русский фашизм страшнее немецкого».

В компании с высокопоставленным лупоглазым чиновником с языком без костей еще одна доморощенная звезда русофобии… Алла Гербер, похожая на оскалившуюся крысу, кляла всех русских фашистов от мала до велика.

Поверх очков на соплеменников с почтением поглядывал придворный политолог… Заодно Глеб Павловский со слезами в голосе вспоминал, как ему было комфортно и спокойно в эмиграции за границей.

80-летний Григорий Бакланов, ветеран войны с немецким фашизмом, вскоре после окончания Великой Отечественной принялся выискивать русских фашистов в Советском Союзе… И преуспел.

Как-то однокашнику по литературному институту и тоже фронтовику публично громогласно заявил: «Ты, Бушин, фашист!» На партгруппе курса Гриша изрядно струхнул. Но не извинился перед русским товарищем… Наверняка не позволила «иудейская гордость».

В студии гундосили и прочие представители «избранного народа». Все, как один, махровые русофобы... Ведущего прямо-таки распирала гордость. Посему тему теледискуссии  стоило бы по справедливости назвать: «Швыдкой страшнее Геббельса».

– Попробуй-ка, Леша, представить следующую ситуацию… Прикатился ты в очередную командировку в Тель-Авив. После праведных трудов вечером в гостинице от нечего делать включил телевизор. И глазам своим, елки-палки, не поверил.

Едрена корень!.. Начиналась теледискуссия на тему: «Еврейский фашизм страшнее немецкого и русского». В ней принимали участие исключительно чистейшие русские, граждане Израиля.

Министр культуры Иванов на иврите с постоянными матерными вкраплениями сурово верховодит дебатами… Во вступительном слове Ваня особо подчеркивает: «Народа пакостнее иудейского на земном шаре не было! Нет!! И не предвидится!!!»

Певица Петрова истерично визжит, что в гробу она видела местные песни. И с сегодняшнего дня переходит исключительно на русские… В конце выступления Маня клянется: «Ни одному жиду больше не дам!»

Писатель Сидоров раскрывает присутствующим в общих чертах сюжет новой книги… На финале Саня останавливается подробно: «Главный герой сгоняет всех евреев-русофобов-фашистов к Стене плача. И поголовно расстреливает из автомата Калашникова!»

– Ну ты даешь, Гвоздь-мечтатель! Подобного расклада у них, ежу ясно, не может быть никогда… Если вдруг – обязательно переберусь в Израиль на ПМЖ. Буду ждать, когда Земля обетованная окончательно превратится в Мертвое море.

– Колобок мягкий, ты в карающий кремень превратился?!. Еврейской крови, небось, жаждешь?!

– Да на кой черт они мне нужны?! Сидели бы себе тихо-спокойно в родном Израиле. Шлепали губами и трясли пейсами. Талмуд бубнили от нечего делать… Главное – не поучали бы все человечество еврейскому уму-разуму. Не лезли в чужие дела.

Нет. Никак не может утихомириться «избранный народ». Неизвестно, правда, кем. И за какие заслуги… Полмира уже скупили за сребреники Иуды. И в насквозь прожидовленной России чувствуют себя хозяевами. Русские, по сути, над пропастью.

Сергей Петрович неожиданно встал из-за стола. Пошел в соседнюю комнату. И принес свою толстенную архивную папку… Отыскал в ней нужный листок. И вручил его лежащему на диване однокласснику:

– Почитай-ка, Леша, это стихотворение… Автор – Леонид Корнилов. Талантливый и лихой русский мужик.

Алексей Александрович для начала быстро пробежал глазами текст. Задумался… Перечитал снова. На сей раз неторопливо и внимательно… Покачал головой. И еле слышно прошептал:

– Да-а-а… Ничего не скажешь: вне конкуренции… Высший класс.

Он решительно, к удивлению резво, встал с дивана… Из привычного низкорослого Колобка-политолога на ток-шок вроде бы перевоплотился в высоченную революционную поэтическую глыбу на площади.

Начал читать стихотворение. Самозабвенно. Громко и эмоционально… Для пущего эффекта размашисто шагал по террасе. Размахивал рукой с окровавленным бинтом на пальце:

 

              «Лег над пропастью русский путь.

               И срывается в бездну даль.

               Русский русского не забудь.

               Русский русского не предай.

 

               Не ступили бы мы за край,

               Да подталкивают враги.

               Русский русского выручай.

               Русский русскому помоги.

 

               Грелась тьма у моих костров.

               Никого корить не берусь.

               Но, вставая из тьмы веков,

               Русской силой держалась Русь.

 

               Отслужила свое хлеб-соль.

               Мир не стоит нашей любви.

               Русский русскому, как пароль,

               Имя нации назови.

 

               Перешел в набат благовест.

               И нельзя избежать борьбы.

               Могут вынести русский крест

               Только наши с тобой горбы.

 

               Русским духом, народ, крепись

               У последней своей черты.

               Русский русскому поклонись.

               Русский русского защити.

 

               Душу русскую сохрани.

               Землю русскую сбереги.    

               В окаянные эти дни

               Русский русскому помоги».

 

Закончив выступление, Алексей Александрович воинственно потряс руками… Да так неистово, что окровавленная повязка резво упорхнула с травмированного пальца. И приземлилась в самом углу террасы.

Отдышался. Выдохнул полной грудью. И как бы сдулся. Поэтическая глыба на глазах одноклассника уменьшилась до габаритов обыкновенного Колобка… Сел за стол. Налил водки. Сосредоточился. Поразмышлял. И произнес тост:

– За великих русских поэтов!.. Не продающихся ни за какие сребреники!

Друзья чокнулись. Выпили… Сергей Петрович закусил корочкой хлеба. Алексей Александрович, как положено, ни в чем себя не ограничивал. Насытившись, закурил. Накурившись, поинтересовался:

– Кто такой Корнилов?.. Откуда взялся?.. Ты его, Гвоздь, лично знаешь?

– Нет. Один только раз видел издалека на полуподпольном концерте. Он пел, как когда-то Тальков, с хрипотцой… Ему за полтинник. Весь в бороде. Взгляд суровый. Руки жилистые. Если врежет по зубам, недругу, точно, мало не покажется.

Из Интернета узнал его лихую биографию… Из села в Свердловской области. Ходил в рейсы матросом на рыбопромысловых судах. В Мурманске окончил Высшее военно-инженерное училище. В Москве – сценарный факультет ВГИКа.

Пишет публицистику в русские патриотически издания. Хорошо известен как поэт и автор-исполнитель своих песен… Живет в Подмосковье. В доме, построенном собственными руками.

– Настоящий русский мужик!..  Да если бы Леня Корнилов написал это, пусть даже одно-единственное стихотворение, считай, он прожил не зря. Во благо Русских и Русской России!..

 

Ближе к вечеру на востоке стало еле слышно и добродушно погромыхивать… Весь голубой горизонт прикрыла темная туча… Вскоре душный воздух охладился и посвежел… Раскаты грома рокотали все устрашающе и громче.

Первые редкие крупные капли ударили, словно картечь, по крыше дома… Налетел шквалистый ветер… Тревожно зашумели гнущиеся в неистовых порывах деревья… На участке что-то истошно затрещало.

Ослепительные молнии с оглушительным треском разламывали небо на кривые сектора… Ураган закончился так же неожиданно, как и начался… Его сменила сплошная завеса грозового дождя.

Алексей Александрович допил последнюю водку из горла. Запил квасом… Встал. Разделся до трусов. Добрел до края террасы… Открыл дверь. Перекрестился. И решительно вышел на открытую веранду.

Почти беспрерывно грохотал гром… Молнии подсвечивали водяной занавес серебряными вспышками… Дождевые капли хлестали по листве. Пузырились в уже больших лужах на участке.

Политолог, промокший до нитки, начал приплясывал на веранде.  Размахивать руками. Топать ногами. Что-то выкрикивать… Через полчаса воинственных плясок он вернулся в дом с видом победителя.

– Колобок-Пирожок, чего ты под проливным дождем все орал-то? – поинтересовался Сергей Петрович. И протянул однокласснику полотенце.

– Обжорству бой!.. Сигаретам бой!.. Пьянству бой!.. Гвоздь, экстремальные водные процедуры вроде бы помогли, – похвастался Алексей Александрович. – Сегодня сокращаюсь по всем греховным параметрам до минимума. Завтра вообще начинаю новую жизнь.

Он достал их холодильника очередную запотевшую бутылку. Налил себе полстакана водки. Сделал три бутерброда. Вынул из пачки три сигареты. Оставшиеся вдрызг разломал… Отхлебнул глоточек. Откусил кусочек. Закурил.

– Более или менее трезвыми глазами смотрю я на тебя, Колобок. На далеко не лучшего представителя нашего народа. И думаю: труден путь к возрождению Русских и Русской России… Надо его одолеть. Обязательно. Во что бы то ни стало. Другого варианта нет.

– Прорвемся, Серега! Пропади я пропадом!.. Враги, однако, коварны неимоверно. Хитрожопы беспредельно. В натуре «лег над пропастью русский путь. И срывается в бездну даль».

Замечу попутно… Далеко не случайно именно осенью 2002-го появилась на экране теледискуссия «Русский фашизм страшнее немецкого». И вел ее вообще-то очень трусливый Швыдкой… Почему он тогда осмелел до предела?

Да потому что летом его лично и всех соплеменников очень поддержали-подбодрили «народные избранники» в Думе. Приняли «закон об экстремизме». А 282-я статья направлена к  безграничной радости «избранного народа» прежде всего против русских.

– Думаю, сбылась хрустальная мечта и пустозвона Горбачева. Наверняка ласково погладил свою чертову метину на башке. И расслабился коньячком... Дотянул до счастливого дня и алкаш Ельцин. Опрокинул очередной стакан водки. И славно закусил.

Путин накануне, скорее всего, сам себя шепотом назвал великим президентом. Рыбьим глазом уставился на документ. С сократовской грустью вздохнул. И золотым паркером пригвоздил русскому народу ярлык «фашистский».  

Ведь мы, Леша, для властей предержащих, как и всего жидовского кагала, враг номер один. Суровый и непредсказуемый. Единственная серьезная опасность… Все остальное – мелочевка.

И пошла-поехала война в России против… «русских фашистов». Я тебе для наглядности зачитаю открытое письмо русских писателей Путину. Называлось оно «Отменить 282-ю статью!» Появилось в нынешнем году в газете «Завтра»:

«Господин Президент!

Невзирая на объявленные Конституцией Российской Федерации права и свободы, гарантом которых Вы являетесь, в нашей стране, где русских 82 процента, устанавливается режим антирусского тоталитаризма, нарастает геноцид русского народа, продолжается его катастрофическое вымирание.

Против русских развязана широкомасштабная война, орудия которой – ужасающая нищета, многомиллионные аборты, повальное спаивание населения, безудержная травля молодежи наркотиками, дебилизация и развращение народа через средства массовой информации, лишение граждан России бесплатного образования, здравоохранения, жилья…

Всех, кто возвышает голос в защиту русского народа, бросают за решетку по 282-й статье, которая стала преемницей печально знаменитых 58-й, 70-й и 72-й политических статей. Тюрьмы вновь наполняются политзаключенными.

Расстрелян полковник ГРУ, главный редактор газеты «Казачьи ведомости» Владимир Наумов, тяжело ранен главный редактор газеты «Я – русский» Александр Иванов-Сухаревский, искалечен ОМОНом известный правозащитник доктор юридических наук Олег Каратаев.

Брошены за решетку писатели Юрий Екишев (г. Сыктывкар), Юрий Шутов, историк Иван Миронов, публицист Игорь Терехов (г. Благовещенск), редактор газеты «Родная Сибирь» Игорь Колодезенко (г. Новосибирск), издатель журнала «Русский хозяин» Александр Червяков, петербургский журналист-правозащитник Николай Андрущенко, осуждены главный редактор газеты «Русский вестник Кубани» Надежда Донская, главный редактор самарской газеты «Алекс-информ» Олег Киттер.

Под судом и следствием директор издательства «Витязь» Виктор Корчагин, главный редактор газеты «Русь Православная» Константин Душенов, директор петербургского клуба «Русская мысль» Татьяна Андреева, руководитель издательства «Царское дело» Сергей Астахов (г. Санкт-Петербург), главный редактор газеты «Московские ворота» (г. Обнинск, Калужская область) Игорь Кулебякин, редактор новороссийской газеты «За Русь!» Сергей Путинцев, главный редактор хабаровской газеты «Край» Борис Толщин, публицист, доктор технических наук Владислав Никольский (г. Санкт-Петербург), журналист из Северодвинска Георгий Знаменский.

Взорвана редакция газеты «Русский вестник», сожжена редакция газеты «Патриот», запрещены газеты «Дуэль», «За русское дело», «Русская Сибирь», лишены выхода в эфир питерские радиогазеты «Слово», «Православное радио Петербурга», прекращено вещание «Народного радио» на Санкт-Петербург, под шквалом предупреждений о закрытии – издательство «Алгоритм» (г. Москва), газеты «Завтра» (г. Москва), «Отчизна» (г. Новосибирск), «Новый Петербург», «Волжская заря» (г. Самара).

Разгромлены издательства «Пересвет» (г. Краснодар), «Белые альвы» (г. Москва). Под запретом прокуратуры книги Юрия Петухова, Бориса Миронова, Олега Платонова…

И это далеко не полный список преследуемых по 282-й статье русских писателей, журналистов, издателей – людей совести и долга, которые не могут молчать, ибо преступно сегодня молчание, когда попирается само право на жизнь русского народа.

282-я статья стала гильотиной для русских патриотов, топором палача в руках ненавистников русского народа. Мафия протащила эту статью в Уголовный кодекс, чтобы пресечь огласку своих преступлений. Абсолютно незаконная статья, потому что по сути своей противоречит Конституции Российской Федерации, Всеобщей декларации прав человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основах свобод, Международному пакту о гражданских и политических правах, подписанных нашей страной.

Мы требуем отменить 282-ю статью Уголовного кодекса Российской Федерации, как способствующую геноциду русского народа!

Мы требуем немедленного освобождения писателей и журналистов, ставших в России политзаключенными!»

Писатели (среди них, кстати, и Леонид Корнилов) никакого ответа от Путина, естественно, не получили… Русских политзаключенных, понятно, на свободу не выпустили… 282-ю статью власть захватившие, само собой, не отменили.

– Да-а-а… Как говорится, маразм крепчал, – пробурчал Алексей Александрович… Отхлебнул водки из стакана. Закурил. И задумчиво процитировал поэта: «Не ступили бы мы за край, да подталкивают враги».

Как же инородцы-русофобы нас ненавидят!.. В лучшем случае враждебны к России и русским. К нашему языку, истории, культуре… Русофобия прямо-таки в крови интеллигенции. Правозащитников всех мастей и национальностей.

Прочих, как ныне модно говорить, адептов общечеловеческих ценностей и демократических свобод… Самое прискорбное, не остались в стороне и власть захватившие. Их немало. Снизу доверху.

– Как, Леша, не упомянуть, к примеру, одного из махровых русофобов – Альфреда Коха… Во времена Ельцина с помощью своего лучшего друга и соратника Чубайса стал главой Госкомитета по имуществу.

Потом прорвался в вице-премьеры. Крупно (что у нас стало вполне естественным для высокопоставленных чинуш) проворовался… Пока не упекли за решетку, сделал ноги в оплот свободы и демократии – США.

В Америке круглосуточно щедро раздавал интервью. Направо-налево. Всем, кому ни попадя. В том числе и русскоязычной радиостанции… Вот лишь некоторые мерзопакостные размышления Коха:

«Россия наконец должна расстаться с образом великой державы и занять какое-то место рядом с Бразилией… Вместо того чтобы с тремя классами образования пытаться изобретать водородную бомбу».

«Я думаю, что, для того чтобы отобрать у нее атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадиться и забрать эти ракеты к чертовой матери… Армия не в состоянии оказать никакого сопротивления».

«Они так собой любуются. Они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего сделать».

«Для того чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские ничего заработать не могут, поэтому купить они ничего не могут… Как ни верти, все равно это обанкротившаяся страна».

– Да-а-а. Форменная сволочь… Я Коха однажды видел на приеме. Весь с шеи до пупа в орденах, медалях. Рожа у него, Гвоздь, мясистее моей будет. С нее крючком свешивается толстый нос-шнобель.

– Колобок, все ясней ясного. Радуйся. Ты по сравнению с ним красавец… Дело-то в другом. Объясни-ка мне, известнейший политолог, вот что. Почему в России-страдалице постоянно происходят просто необъяснимые вещи?!

При Ельцине, алкаше запойном, глава Госкомитета по имуществу и вице-премьер вместе с подельниками разбазарил все крупнейшие предприятия страны. Заодно оказался не чист на руку. И, чтобы не примерять тюремную робу, временно слинял за кордон.

К власти пришел Путин-спортсмен. В полном вроде бы физическом и умственном здравии. Вернул Коха в Россию. И почему-то, не отправил жулика крупного масштаба на нары. А поручил ему возглавить целый… телеканал. В чем дело?! Разъясни!

– Не могу, Серега! Отстань с расспросами! Я тебе уже жаловался – окончательно во всем запутался… И вообще. Все мне опротивело до предела. В понедельник, клянусь, железно увольняюсь. Не увидишь больше на экране Пирожкова-политолога.

Займусь-ка лучше на пенсии глубочайшим изучением еврейского вопроса. И, видимо, в ближайшей перспективе стану профессиональным антисемитом. Таким же махровым, как русофоб Кох сегодня.

– Он-то, блин, очень пригодился Путину… И вместо тюряги, повторяю, получил телеканал. Чтобы деморализовывать, разрушать сознание миллионов людей своей русофобской идеологией.

Ее главная задача – заставить Русского забыть свою русскость… Заодно по-прежнему исправно кормить, защищать «младших братьев». И обязательно каяться. Каяться. Каяться во всех смертных грехах.

– Так на кой черт, Сергей Петрович, нам нужна антирусская власть?! – громогласно вопросил Алексей Александрович.

– Аналогичный вопрос задал замечательный поэт и журналист из «Завтра». Зовут его Евгений Нефедов… Послушай, окончательно запутавшийся политолог, «Стихи на митинге протеста»:

 

               «Над Россией – Господня кара

               За неведомые грехи.

               Наводнения и пожары,

               Ураганы и ледники…

 

               Неужели природы силы,

               Вслед напасти неся напасть,

               Так наказывают Россию

               За терпимую нами власть?

 

               Власть, не видящую народа,

               Власть, лелеющую тельца,

               Власть без племени и без рода,

               Власть без имени и лица,

 

               Власть растления и распада,

               Власть, играющую войной,

               Власть проплаченных депутатов,

               Власть, торгующую страной,

 

               Власть фиглярствующих министров,

               Власть, для коей России треть –

               Лишь «фашисты» да «экстремисты»,

               Не дающие им жиреть!

 

               Власть, которой чужое знамя

               Указует на ипостась.

               … Но тогда эта власть не с нами,

               Для чего нам такая власть?

 

               У народа вопрос конкретный,

               Перед властью он встал в упор.

               Но не нужен ей референдум:

               В ней ей слышится приговор!»

 

– Впечатляющее стихотворение. Все правильно… Что-то совсем не так в нашем королевстве, – загрустил Алексей Александрович.

Он отхлебнул водки из стакана со словами: «За Леню Корнилова и Женю Нефедова»... Закусил бутербродом. Закурил. И задумчиво уставился в окно…

 

Стемнело… Ленивый ветерок еле-еле раскачивал ветки на деревьях… Ослабевший дождик барабанил по листьям без прежнего энтузиазма.

Сергей Петрович зажег люстру на террасе. Убрал со стола. Вскипятил воду. Заварил зеленый чай… Настоятельно посоветовал однокласснику проявить здравомыслие. И принять бодрящего напитка.

Для повышения упадочного настроения. Преодоления физического недомогания. И приведения безмерно расплывшейся после водочного перебора физиономии в более или менее приличный вид.

– Не надо грязи, Гвоздь! Я в телезвезды не прорываюсь. Тем более, о чем заявил выше, с ток-шоу решительно завязываю… Морда, действительно, совсем уж непотребная?

– Будь любезен, Колобок-Пирожок… Рисую живописный портрет сидящего передо мной за столом не совсем трезвого одноклассника. Не кисточкой, правда, из-за ее отсутствия. А языком.

Политологический лоб походит на коричневатую сморщенную грушу… Рыжеватые брови всклокочены… Некогда кристально-голубые глаза – мутновато-розовые. И не без труда открываются… Курносый нос сизоватого оттенка.

Увесистые щеки покраснели. И обвисли почти до плеч… В советские времена подобных охламонов рисовали в «Крокодиле» под вывеской «Вытрезвитель» и под рубрикой «Они мешают нам жить».

– Смягчил бы, Гвоздь бессердечный, некоторые мои портретные недочеты… Знаешь ведь – завтра начинаю кардинально новую жизнь. Что, само собой, скажется и на внешних данных. В лучшую, естественно, сторону.

– Подождем-подождем. Посмотрим-посмотрим… Если Колобок перевоплотится хотя бы в Пирожок, пожму тебе руку. И от души поздравлю с успехом… Пока же нижайше извини. Нет на то абсолютно никаких оснований.

– Эх, Гвоздь бесчеловечный!.. Не видишь за не совсем трезвым образом одноклассника его кристально чистую душу. Стремление во что бы то ни стало разобраться в причинах кромешного бардака в России.

Усилием воли заставил я себя почти голым выйти из уютного дома в непогоду… После душа Шарко в виде проливного прохладного дождя почти протрезвел. Не только физически. Умственно – тоже.

– Колобок героический! Не могу не оценить твоего невиданного подвига… Что еще тебя волнует?

– Почему мы, Серега, никогда не чувствуем себя хозяевами в собственной стране?!. Конкретный пример. После принятия нового закона о гражданстве вернуться домой миллионам «русских иностранцев» труднее, чем кому бы то ни было.

Сначала они продают свое имущество за бесценок в бывшей союзной республике. Затем половину денег отдают на границе… Жалкие остатки, естественно, быстро рассасываются. И на собственной шкуре чувствуют: в России они никому не нужны.

– Именно так, Леша. Была надежда – при Путине в отношении русских, оказавшихся не по своей вине «за границей», все изменится в лучшую сторону… Ничего подобного. Он оказался верным последователей деяний Ельцина. Своего предшественника и благодетеля.

Сегодня китаец (да кто угодно) имеет ровно столько же прав на получение российского гражданства, как и «русский иностранец»… В ОВИРе после многодневного ожидания в очереди велят ему заполнить «карту эмигранта».

И начинается его жизнь (точнее, существование) на положении иностранца… Только через пять(!) лет власти соизволят «одарить» русского правом гражданства в собственной стране.

– Откуда, Серега, у них столь пренебрежительное, хамское, скотское отношение к своему народу?

– Так издавна повелось. Во все времена для наших правителей русские были и остаются лишь пушечным мясом, тягловой лошадью. И не более того… Вспомним совсем недавнюю, советскую историю.

В Азербайджане жили в 1,4 раза богаче, чем в РСФСР. В Армении – в 2,5. В Эстонии – в 3. (Да и вообще всю Прибалтику превратили в витрину почти европейского процветания). В Грузии – в 3,5… Такие вот красноречивые цифры.

– Кроме того… Насквозь прожидовленная творческая элита, СМИ (как, впрочем, и в нынешние времена) постоянно убеждали читателей, зрителей, слушателей в превосходстве жителей всех остальных республик над «ленивыми и вечно пьяными» русскими.

– Сущая правда, восходящее светило еврейского вопроса… Пропагандистская падаль специально никогда не объясняла простым людям, почему же РСФСР жила хуже других.

Да потому, что из трех заработанных рублей она оставляла себе лишь два. А третий – щедро отдавала республикам… Дабы они чувствовали бескорыстную заботу о себе «старшего брата». И  процветали за счет этого самого «третьего русского рубля».

После развала Союза они промотали богатства. Не смогли остаться хотя бы на прежнем экономическом уровне. И теперь, само собой, хлебают «независимость» из пустой треснувшей тарелки.

– Помнишь, Серега, как поначалу местные князьки на весь демократический мир радостно загудели: «Ну слава Тебе, Господи! Наконец-то избавились от гнета Москвы!.. Хватит кормить русских! Сами заживем на славу!»

Оказалось, национальную гордость и благие мечтания на булку не намажешь. И от полной безнадеги их главной идеологией стала постсоветская… русофобия. Как они с тех пор самозабвенно осыпают нас проклятиями.

Я бы назвал это синдромом утраты. Ненависть к России – всего лишь, мне кажется, способ оставаться связанным с нею хоть чем-нибудь… В аналогичном случае ушедшая ополоумевшая баба обычно орет бывшему мужу: «Я тебя ненавижу!.. Жить без тебя не могу!»

– Колобок-Пирожок! Ты прямо-таки златоуст!.. Надо же такое сказануть. Горжусь одноклассником!

– Ну слава Богу! Хоть что-то положительное ехидный Гвоздь во мне разглядел… Благодарствую.

– Вернемся, Леша, к теме… Веками из-за границы все кому не лень, поливали  русских дерьмом. Регулярно, осмелев, даже в грабительские походы шли. Войны начинали. И традиционно получали по опечаленным харям.

Ничего не помогает. Оклемаются немного и опять распускают свой поганый язык… Впрочем, черт с ними, забугорными слабаками-демагогами. Их, как говорится, только могила исправит.

Настоящая трагедия в другом… В России при попустительстве власти разноязыкие «пятые колонны» нас самих дерьмом хронически поливают. Заодно вечно уму-разуму учат. Все это продолжается и по сей день.

– Потому что она, как верно заметил поэт, «власть, лелеющая тельца, власть без племени и без рода, власть без имени и лица».

– Верно, Леша. Другими словами – прожидовленно-антирусская… Подтверждений тому не счесть. Добавлю, пожалуй, еще один наглядный пример. «Русским иностранцам» не только не дают по-человечески оформить гражданство на Родине.

Они не могут даже приехать в Россию из разорившейся бывшей союзной республики просто на работу. Чтобы хотя бы немного пополнить опустевшие карманы… Свободных рабочих мест, видите ли, нет.

Почему? Да потому, что лозунг современного бизнеса – заработай бешеные бабки. На чем угодно. И с кем угодно… При данном варианте кому, понятно, нужны какие-то там русские?! Им ведь вроде бы платить чего-то надо.

Выгоднее нанять за копейки бесправных нелегалов. Любой национальности. Из любой страны… Вот они и поперли к нам толпами. Не зря Белокаменная на глазах одного поколения посмуглела-пожелтела. Сменила свое, если можно так выразиться, этническое лицо.

– Все это, Серега, наверняка очень плохо кончится… Возьмем Германию, Францию, Англию, другие европейские страны. По указке шефа – США, заболели модной ныне толерантностью. И пустили к себе миллионы мигрантов.

Мол, они обязательно ассимилируются. Примут наш образ жизни. И все будет о`кей… Хрен им с маслом. Ни черта не получается. Теперь не знают, что с «гостями» делать. Предчувствуют в холодном поту – впереди поножовщины. Погромы. Взрывы. Море крови.

– Ну а наши городские тупые головы, ярые поборники западных ценностей, все думы думали… То ли официально, как у них, создать «чайна-тауны». То ли смириться со стихийным образованием национальных «гетто» в Первопрестольной.

Хотя толком не знали, сколько нелегалов у нас уже пустили корни… По разным оценкам, в том числе МВД, в 2002-м их в девятимиллионной Москве насчитывалось от 900 тысяч до 3 миллионов. Причем темпы освоения ими столицы походили на снежную лавину.

Сегодня их значительно больше. Сколько, по-прежнему неизвестно. Или специально не сообщается.… Есть у меня, Леха, карта города. На нем черными линиями отмечены районы компактного проживания нелегальных «гостей».

 Юго-запад прямо-таки заполонили армяне. Измайлово – азербайджанцы. Марьину Рощу – грузины… Китайцы оккупировали Очаково и территорию вокруг метро «Автозаводская».

Вьетнамцы и прочие выходцы из Юго-Восточной Азии взяли в осаду «Савеловскую», «Домодедовскую», «Планерную»… Если дело так дальше пойдет, то русский скоро в родном городе будут восприниматься как уникальный экземпляр из прошлого.

– Серега. Не только на карте Москвы, но всей страны от Дальнего Востока до Балтики, районов с черными линиями появилось множество. И осваивают их не только нелегальные «гости».

Родные российские «младшие братья» тоже не дремлют… Захватывают исконно русские территории. И наводят свои порядки. Металлическим прутом. Ножом. Пистолетом.

А власти все до фонаря… Как не вспомнить печальную фразу из публикации Бердяева: «Великие жертвы понес русский народ для создания русского государства, много крови пролил, но сам остался безвластным в своем необъятном государстве».

Была она напечатана, кстати говоря, в 1918-м. После мировой войны и еврейско-большевистской революции. Больше девяносто лет назад. Что-нибудь изменилось в тех пор? Ровным счетом ни-че-го…

– Колобок, снимаю шляпу! – перебил его одноклассник. – Всего за год сколько же ты разузнал для себя нового… То ли еще будет!

– Само собой, Гвоздь. Тебе еще придется безмерно гордиться. И при любом случае всем рассказывать, что сидел со мной за одной партой… Не мешай, однако. Дай закончить мысль. Вернемся в 1918-й.

25 июля, спустя неделю после уничтожения царской семьи, иудеи организовали «Декрет об антисемитизме». На всякий случай… Прекрасно понимая своими пакостно-изворотливыми мозгами – рано или поздно за все им придется ответить по полной программе.

Очень кстати шлепнули их однокровника председателя Петроградского ЧК Урицкого Моисей Соломоновича. Плюс покушение на Ленина (по матери Бланк)… Все, как говорится, в масть.

Как тут не объявить во благо великих революционных планов о «красном терроре». Что они официально и сделали 5 сентября… В тот же день для острастки расстреляли 900(!) заложников в Кронштадте.

Начался, по сути, «русский террор». И пошло-поехало. Людей брали везде – в городах и деревнях. В армии и на флоте. На заводах и фабриках. В научных учреждениях и редакциях газет… Полетели головы русские. Полилась кровь русская.

Яков Саулович Агранов (Янкель Шмаевич Соренсон), к примеру, известен как «классический» убийца… Поскольку невзрачный жиденок с четырехклассным образованием, оказалось, прямо-таки души не чаял в русской литературе и науке.

Очень он любил встречаться и проникновенно беседовать с известными людьми… Душевные беседы закончились предсказуемо – расстреляли 87(!) ученых¸ профессоров, литераторов. В том числе Николая Гумилева.

– Леша. Нельзя не вспомнить и просто фантастические потери в Гражданской войне… Революция расколола Россию на два непримиримых лагеря. «Красные» против «белых». Отец против сына. Брат против брата.

По разным источникам, с 1918 по 1922 год от голода, болезней, террора и в непрекращающихся боях умерло и погибло от 8(!) до 13(!) миллионов человек… Прежде всего русские.

– Вернусь, Сережа, к еврейской теме. В том же 1922-м Муссолини с подручными головорезами захватил власть в своей стране. Причем тут Италия?.. Да потому, что именно там родилось. На весь мир прозвучало. И быстро прижилось новое слово-термин – «фашист».

В России оно пришлось, понятно, по душе иудейским революционерам. Особенно костоломам с Лубянки… Теперь можно было пускать кровь не каким-то неизвестным за бугром «черносотенцам». А отныне общеизвестным «русским фашистам».

Вскоре начали раскручивать скандальное дело «Ордена русских фашистов»… Под жидовскую гребенку попали четырнадцать поэтов. Писателей. Художников. Врачей. Они осмелились устно и письменно возмущаться невыносимым засильем инородцев в стране.

 Совместно написали программу спасения России от «ига еврейского интернационала»… Их лидер поэт Алексей Ганин – антибольшевистские «Тезисы манифеста русских националистов».

Осенью 1924-го ордер на арест подписал член Президиума ВЧК Генрих Григорьевич Ягода (Енох Гершевич Иегуда)… В подвалах Лубянки их с изощренными пытками допрашивали Абрам Славотинский и известный нам «классический» убийца Яков Агранов.

Никакого суда, естественно, не было… В начале следующего года во внесудебном порядке пятерых расстреляли. Остальных отправили в СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения.

– Хочу дополнить, Леша. Жидовская свора везде активно изыскивала и уничтожала «русских фашистом» вплоть до начала войны... На время Великой Отечественной им пришлось временно затаиться.

Как-то, похоже, совсем уж неудобно было уничтожать тех, кто проливал кровь на фронтах. Сражался с истинными немецкими фашистами… И заодно спасал их собственные шкуры.

После окончания войны Сталин, известно, попытался кардинально решить «еврейский вопрос». К великому сожалению, не успел… Все вернулось на круги своя. И продолжается до сих пор.

Особенно интенсивно в последние годы. После второй еврейской революции 1991-го… Иудеи вновь пришли к власти в России. Захватили важнейшие государственные посты. Наворовали несметные богатства. Верховодят в СМИ. И вообще где только можно.

– Еще, Серега… Страхуясь, они постоянно верещат о толерантности, интернационализме, нерушимой дружбе народов в России. Хотя какой бы конфликт ни случился, всегда на стороне «младших братьев». И простаки натравливают их на русских.  

– Такая подленькая нация. Подбрасывать угли в тлеющую печку межнациональных проблем – издавна любимое занятие «избранного народа»… Финиш все одно у евреев будет печальным. Как веревочке ни виться.  

В том числе и в России… 2006 год, кстати говоря, стал началом долгожданного пробуждения русских. Главное – наконец-то стало просыпаться наше самосознание как народа. Как этноса. Цитирую специалиста:

«Этнизация – исторический переход русского народа к новой для него парадигме понимания и освоения мира – этнической. Русские начинают осмысливать и воспринимать самих себя и окружающий мир не в социополитических и культурных, а в этнических категориях».

Говоря человеческим языком, мы начали наконец-то выступать против тех, кто пытается навязать чуждые нам правила. Подавляет свободу национальной жизни… Достается, само собой, и евреям.

– Ты имеешь в виду истошно-истеричный и, как положено, всемирный жидовский визг?

– Ну да. 11 января прошлого года около 17.30 двадцатилетний москвич Александр Копцев зашел в синагогу на Большой Бронной… Металлоискатель загудел. Парень указал охраннику на пряжку своего ремня. И тот его пропустил.

Щупленький антисемит спокойно прошел внутрь. И охотничьим ножичком восьмерых евреев зарезал…

– Сергей Петрович, не выдавай желаемое за действительное, – перебил одноклассника Алексей Александрович. – Или у тебя, бывшего отличника, к старости совсем стало плохо с русским языком.

Никого он не зарезал, что значит – убил. Лишь нанес «несерьезные ножевые ранения»… Пострадавших отвезли в больницы. И врачи подтвердили – их жизни абсолютно ничего не угрожает.

Обо всех профессионально и душевно позаботились… В Первой градской московская еврейская община даже обеспечила израильтянину Менахему Арону Эхесхему трехразовое кошерное питание.

– Ну, Леха, оговорился. Бывает… Шуму-гаму, ты прав, было хоть отбавляй. К месту происшествия с сиренами примчались высокие чины из Генеральной прокуратуры и МВД… Поступок молодого русского человека обсудили и осудили в Госдуме.

Мировые насквозь прожидовленные СМИ отодвинули все другие новости на второй план… Из Израиля в Москву срочно вернулся главный раввин России Берл Лазар. И заявил: «В стране, где пропагандируются идеи фашизма, они обязательно претворяются в жизнь».

Его громко-безысходный пафос как-то не соответствовал реальности. Очень уж Копцев не походил на очередного «русского фашиста»… Он не был ни скинхедом, ни футбольным фанатом. В экстремистских организациях не состоял.

Не курил. Не пил… Из обычной московской рабочей семьи. Отец – водитель, мать – кладовщик. В армию не взяли по состоянию здоровья – один глаз почти не видел… Малообщительный. Замкнутый. Безработный в тот момент.

Словом… Одинокий, больной, не устроившийся в жизни русский парень. На него, как и на сотни тысяч его ровесников, нашей власти ровным счетом наплевать. У любого крыша поедет. И от обиды попрешь с ножом на кого угодно.

– Ты, Серега, не прав. Копцев не случайно отправился разбираться именно в синагогу… Он, скорее всего, считал иудеев личными врагами. Поскольку их врачи не смогли спасти от рака старшую сестру.

Невольно вспоминается один материал из моего архива. Дело было в Израиле. Точнее, на оккупированной им территории… В Хевроне еврейский поселенец Барух Гольдштейн во время пятничной молитвы в мечети расстрелял из автомата 56(!) палестинцев.

В отличие от молодого, малообразованного. И, судя по всему, не совсем психически здорового Копцева (к счастью, не ставшего убийцей) он был врачом. Взрослым. Уважаемым в общине человеком. И, как уверяли, хорошим прихожанином.

Оставшиеся в живых палестинцы, естественно, уничтожили-растоптали у мечети Гольдштейна, как ядовитое насекомое… Официально Израиль, понятно, осудил его кровавое преступление.

Но для подавляющего большинства «избранного народа» эскулап-убийца стал настоящим героем. Даже святым великомучеником… Отнюдь, конечно же, не «еврейским фашистом».

Ведь для сионистского отребья разносить вдребезги бомбами палестинские мечети и дома. Убивать тысячи ни в чем не повинных людей на их собственной земле – давнее, отработанное до автоматизма, привычное занятие.

Совсем другое дело, когда какой-то русский парень осмелился покуситься на здоровье соплеменников в России. Их жидовской вотчине, приносящей золотые яйца и райское существование.

Финал истории просто фантастичен… За «несерьезные ножевые ранения» нескольких евреев суд приговорил Александра Копцева к 16(!) годам лишения свободы в колонии строго режима.

После оглашения приговора наши и мировые прожидовленные СМИ чуть не захлебнулись от восторга… «Русский фашист» получил по заслугам. В назидание другим. Пусть знают наших. Мы никогда Россию в покое не оставим.

– Чему удивляешься, Леша? Все идет по отработанному сценарию… Что-нибудь плохое скажешь или напишешь про геев – гомофоб. Про негров – расист. Про евреев – антисемит. Про русских – честный и смелый демократический журналист…

 

Алексей Александрович тяжело вздохнул. От нахлынувших эмоций врезал пухлым кулачком по столу. Случайно попал по тарелке. И разнес ее вдребезги… Извинился за содеянное перед хозяином. Собрал осколки. И выбросил их в урну для мусора.

Снял с вешалки зонтик. Раскрыл его. И вышел на улицу под монотонный дождь… Он долго шлепал по мокрой открытой веранде. Туда-сюда. О чем-то размышлял. Покачивал головой. Иногда громко матерился. И наконец-то вернулся под крышу.

– Замечу кстати, Серега… На следующий день после ареста Копцева студент мединститута из Ростова-на-Дону решил отомстить за неудавшуюся жизнь москвича. Рванул в местную синагогу. И потребовал встречи с раввином.

Получил, естественно, категорический отказ. Принялся выкрикивать соответствующие нецензурные словосочетания в его адрес лично. Всех евреев и прочих инородцев… Правоохранители повязали народного мстителя. И отвезли в отделение милиции.

– Студенты из Москвы (один из них – химик по специальности) вообще пошли на беспредел… Олег Костырев, Илья Тихомиров, Валерий Жуковцов смастерили «адскую машину» со взрывателем. И 21 августа около 10.30 рванули бомбу на рынке в Черкизово.

Последствия страшные. 14 человек погибло, ранено 61. В основном китайцы, вьетнамцы, таджики, цыгане, узбеки, азербайджанцы… Пострадавших с трудом вывезли на «скорой помощи». Поскольку путей для эвакуации там практически не существует.

«Черкизон», сам знаешь, – город в городе. В нем обитают больше ста тысяч почти поголовно нелегальных граждан, торгующих в основном контрабандой… У них свои законы. Столовые. Бани. Парикмахерские. Бордели. Наркота. И все прочее.

Полуподпольный рынок озверевшие москвичи обзывают «гадюшником» и «черной дырой»… Насквозь коррумпированные власти давно божатся его закрыть. Но особо не спешат. Наверняка не хотят терять богатый навар наличными.

– Студенты, Серега, и решили по-своему бороться с «Черкизоном». Не лучшим, понятно, нечеловеческим образом… Двое из них получили пожизненное. Зато скоро наверняка рынок все-таки прикроют.        

– Москва, действительно, уже почти полностью оккупирована инородцами. Заодно они и родные «младшие братья» пытаются хозяйничать по всей России… В последнее время кровавых разборок становится все больше.

В моем архиве собралось немало материалов на данную тему. Ясно, далеко не все. Но и то, что есть, впечатляет… Зачитываю: «В Ставрополье, в Нефтекумском районе, выходцы с Кавказа скупают дома, угрозами вытесняют русских с высокооплачиваемых должностей.

В этом районе уже 40% населения составляют выходцы с Кавказа. В селе Кендже-Кулак в массовой драке туркмен и русских с использованием ножей, цепей, камней, кольев погиб казак, а еще ряд русских получили тяжелые ранения.

На следующий день после драки толпа молодых туркмен из 80 человек, вооруженных подручными средствами, ворвались в село и промаршировали по центру, выкрикивая: «Выпускай кишки русским!.. Аллах Акбар!» Лишь вмешательство милиции предотвратило избиение сельчан. У одного из задержанных был изъят пистолет…

Точно такое же засилье национально-религиозных кланов публично отмечено еще в одной русской глубинке – в Старицком районе Тверской области. В Старице, Луковникове, Бережках, Бойкове дагестанцы, чеченцы и другие кавказцы составляют значительную часть населения.

Они скупают пустующие дома, селятся кучно. Ведут себя крайне вызывающе. В одном из конфликтов толпа дагестанцев, занимающихся незаконным вывозом древесины, в лесу напала на милиционеров. Начальнику уголовного розыска сломали ребра.

А чеченец Султан решил подзаработать на… захвате заложника, которого он продержал в плену четыре месяца. Отец Султана на суде кричал на русских: «Погодите, снег сойдет, и мы сделаем так, что никого из вас здесь не будет».

Или вот еще, Леша… «В селе Большая Мартыновка Ростовской области две тысячи жителей единодушно проголосовали за выселение чеченцев. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало избиение чеченцем русской девушки за то, что она отказала ему в любовных притязаниях.

Сельские предприниматели обвинили чеченцев в рэкете, пенсионеры – в угоне скота, другие жители – в изнасиловании несовершеннолетних девочек. Похожие обвинения выдвинули жители поселка Красноармейского, куда на майские праздники после драки в дискотеке приехала на машинах группа чеченцев, вооруженных подручными средствами».

– Да чего там, Серега, «голосовать за выселение чеченцев»! Надо гнать их в шею. Если окончательно потеряли совесть и совсем уж обнаглели. Как в Кондопоге… Ты наверняка знаешь детали русского бунта.

– Предыстория такова… В маленький, тихий, доброжелательный карельский городок переехали полсотни многодетных семей из Чечни. Кавказцы создали, по сути, боевую группу. И начали наводить свои порядки.

Фактически захватили местный рынок. И принялись диктовать цены… Нарушали законы. Днем ездили по тротуарам на «мерседесах» без номеров с воплями: «Русские свиньи, уходите с дороги!». По ночам устраивали бешеные гонки по улицам.

При новом хозяине-чеченце ресторан «Чайка» заработал круглосуточно. В нем, по словам горожан, заодно пошла бойкая торговля наркотиками… Здесь в ночь на 30 августа 2006-го и пролилась кровь русская.

Все началось, казалось бы, с бытового конфликта. Двое посетителей повздорили с официантом. Завязалась драка… На помощь, однако, приехала не милиция. А бригада чеченцев с ножами. Битами. Кусками железной арматуры в руках.

Они принялись избивать всех подряд в ресторане и около него на улице… Двое русских погибли на месте от ножевых ранений. Девять человек с тяжелыми травмами отвезли в больницы. Их них пятерых с проломленными черепами – в реанимацию.

Убийство стало последней каплей… Постоянные жалобы на разнузданное поведение приезжих. Бездействие милиции. И сплошная коррупция переросли в самый настоящий русский бунт.

После похорон Григория Слезова и Сергея Усина многотысячная толпа пошла к зданию администрации «искать правду». Потребовала в конце-то концов навести порядок в Кондопоге. И выселить всех чеченцев к чертовой матери.

Поскольку надежды на власти (как все знали из повседневного горького опыта) не было,  горожане взяли «правосудие» в собственные руки… Ринулись жечь «Чайку». Громить вещевой рынок. Переворачивать палатки и киоски мигрантов.

– Демократические средства массовой информации наверняка обличали «русских фашистов-погромщиков». И… сочувствовали торгашам, потерявшим свои торговые точки.

– Как же без этого. Заодно на Первом канале показали слезливый репортаж… Некая турбаза под городом. Куда на всякий случай спешно привезли перепуганные чеченские семьи с кучей детей.

СМИ сообщали исключительно о «погромщиках». Но ни слова о погибших русских и чеченцах-убийцах… Ни одного интервью с коренными жителями Кондопоги. Ни единого сколь-нибудь связного рассказа о существе их претензий к кавказским пришельцам.

– Реакция власти?

– Местные чиновники поклялись: никогда больше погромов в городе не будет. Не остался в стороне молодой шустрый президент Чечни. Рамзан Кадыров пообещал… сам навести порядок в Карелии:

«Ответственно заявляю, что если карельские власти не смогут найти формы и методы урегулирования ситуации, то мы сумеем найти правовые методы, способные привести ситуацию в правовое русло».

– Витиеватое высказывание… Пригрозил, судя по всему, направить для «урегулирования ситуации» своих боевиков. Зря «размахивал шашкой» горный орел. Он только обострил античеченские настроения по всей России.

– Единственным словом правды от властей предержащих стало признание губернатора Карелии Сергея Катанандова: «Убийство у ресторана – последняя капля, переполнившая чашу терпения людей, живущих в Кондопоге. Группа выходцев с Кавказа терроризировала город».

Кроме того, Леша… Почти одновременно с кондопожским восстанием аналогичные события, хотя меньшего масштаба, произошли в Угличе (Ярославская область), Сальске (Ростовская), Вольске (Саратовская). И еще в десятке других городов.

– Для Кремля русские бунты стали наверняка громом среди ясного неба… Хотя, исходя из реально-плачевной ситуации в России, они были легко предсказуемы. И даже просто неизбежны.

– Как обычно, кремлевские горе-стратеги просчитались. Они-то больше всего боялись другого… «Оранжевой революции» на деньги Запада и отечественных олигархов с бездонной мошной.

На вечно затюканных русских по традиции не обращали ни малейшего внимания. Ну чего, действительно, опасаться пассивного большинства. Если оно сколь угодно долго готово терпеть любые унижения и издевательства… Нетушки! Трепещите, засранцы!

Еврейские либерал-демократы с выпученными глазами вообще перепугались до смерти… Наложили в штаны. И собрались улепетывать за кордон. Пока им самим не врезали по мозгам.

До власти, слабоумной и продажной, наконец-то дошло… Смертельная опасность каждому персонально и, стало быть, их режиму в целом – в восставшем русском народе. Не в ком-то еще.

– Слава Богу, доперло. Как говорится, лучше поздно, чем никогда… Межэтнические конфликты с кровопролитиями тем не менее продолжаются?

– Их великое множество, Леша, по всей России. Причем часто они разгораются из-за какого-нибудь мелкого пустяка. А заканчиваются плачевно… Озвучу лишь некоторые последние за нынешний год:

«13 апреля в городе Киреевске Тульской области азербайджанец забил двух местных 16-летних школьников бейсбольной битой за царапину на «Газели». Поцарапали машину, что характерно, даже не сами подростки – они просто первыми попались под руку озверевшему «джигиту».

Один из забитых школьников через три дня скончался в реанимации, второй до сих пор находится в больнице в крайне тяжелом состоянии. Убийца же был… отпущен на свободу с подпиской о невыезде.

В ночь с 16 на 17 апреля в Москве трое кавказцев с ножами напали на двоих представителей местной молодежи. Один из молодых людей, 18-летний Андрей, был зарезан насмерть. Другой, Стас, в тяжелом состоянии был госпитализирован.

Интересно, что это произошло в районе кинотеатра «Ереван» – Дубнинская улица. Где за последнее время было зарегистрировано семь-восемь нападений с ножами со стороны кавказцев.

Вечером 27 апреля в Бежицком районе Брянска у магазина «Весна» произошел «конфликт с последствиями» между местным жителем Виталием Муковским и азербайджанцем по имени Анар. Конфликт возник из-за того, что подруга Виталия Катя случайно толкнула мигранта в маршрутном такси.

Азербайджанец набросился на девушку с кулаками. Виталий вступился за нее. И примерно через минуту к месту происшествия подъехали несколько машин. Оттуда выскочили два десятка азербайджанцев и стали бить всех, кто попадался им под руку. К счастью, вскоре побоище было прекращено постовыми милиционерами.

Анара вместе с Виталием доставили в Бежицкий РОВД. Но вскоре азербайджанец «по итогам собеседования» дежурных с его сородичами (Анар – младший сын лидера азербайджанской диаспоры в Брянске) был отпущен, а драка даже не была занесена в журнал происшествий.

Этот конфликт, как и многие тысячи других, вполне правильно называть «межнациональной бытовухой». То есть изначально бытовым конфликтом, который из-за агрессивности мигрантов и из-за преступного пособничества «оборотней в погонах» приобрел выраженную межнациональную окраску.

В 1 час 30 минут 29 апреля в московском кафе «Пироги» на Большой Дмитровской был убит известный болельщик футбольной команды «Локомотив» Евгений Кузнецов. Также известный как «Лотос».

Молодой человек с компанией сел за столик, рядом с которым сидели трое ингушей. Когда он попытался взять у них свободный стул(!), один из ингушей сказал: «Ты не знаешь, с кем связался». После чего достал травматический пистолет и выстрелил в шею.

От полученного ранения Евгений скончался на месте, а ингуши сели в черную «Мазду» и скрылись с места происшествия. Убийцей оказался сын одного из членов кабинета министров Ингушетии. Так что он был объявлен в розыск только тогда, когда уже оказался у себя дома.

7 мая в Иркутске 17-летний ученик 11-го класса нанес своей учительнице девять ножевых ранений в спину «ножом кинжального типа» за двойку по физике в четверти. После этого юноша убежал, по дороге выбросив нож.

Учительницу увезли в реанимацию, а юный «абрек» был задержан. Отпираться он не стал, оправдываясь тем, что «учился по всем предметам хорошо, особенно удавались гуманитарные дисциплины, а вот плохая оценка по физике портила всю картину».

9 мая. День Победы приехавшие в Москву дагестанцы решили отметить резней в метрополитене. В 18.30 двое выходцев из южной республики нанесли ножевые ранения двум москвичам.

Конфликт начался с того, что Олег Ермолаев, садясь на сиденье вагона, случайно задел сидевшего рядом «джигита». Тот сразу выхватил нож и напал на Олега, разрезав ему все лицо.

За Олега тут же вступились его друзья. Один из которых, Александр, получил тяжелое ранение в легкое и сейчас находится в реанимации. Преступников, благодаря оперативным действиям милиции, вскоре удалось задержать.

Вечером 24 мая в северо-западном районе Ставрополя разгорелся один из самых жестоких межнациональных конфликтов в России после Кондопоги. Началось все с массовой драки между кавказцами (выходцами из Чечни и Дагестана) и местными жителями…»

Тут, Леша, читать я, пожалуй, закончу… У меня накопилось немало материалов по этому кровопролитию. Поэтому все, так сказать, обобщу. И подробно изложу тебе в устном варианте.

– Давай, Серега, вперед... Хотя, честно говоря, настроение уже хуже некуда. Что, блин, творится-то?!

– Так вот… Конфликт начался после того, как кавказцы начали избивать местного милиционера. В ожесточенном побоище участвовало с обеих сторон примерно 300 человек.  

В ход пошло все, что попалось под руки… Доски. Палки. Плиты. Камни. Арматура. Другими словами, дорожно-строительные материалы, лежавшие неподалеку от места драки. И заготовленные для ремонта дороги.

Сотрудники ОМОНа разогнали потасовку. И на сей раз особо не миндальничали с кавказцами… Чеченец Гилани Атаев, студент второго курса Ставропольского гуманитарного университета, умер после удара дубинкой.

С тот же день, как утверждали местные жители, его однокровники пообещали в течение девяти дней уничтожить в отместку не меньше двадцати русских… Их угрозы в какой-то степени подтвердились.

В ночь со второго на третье июня в самом центре Ставрополя, у остановки рядом с Государственной медицинской академией были обнаружены два обезглавленных тела… Ими оказались русские студенты  Виктор Чадин и Павел Блохин.

Рядом с трупами вроде бы нашлась записка со словами: «Это еще не все»… Страшные слухи охватили город. Говорили, что «одного забили камнями на стройке». «Двоих убили у магазина «Патэрсон». «Троих застрелили на окраине». «Где-то зарезали сразу пятерых».

Ничего, слава Богу, не подтвердилось… По поводу убийства студентов правоохранительные органы выдвинули версию – преступление совершено с целью ограбления. У погибших, мол, пропали сотовые телефоны.

Больше того. Они распространили фоторобот с изображением веснушчатого мужчины славянской внешности… Тут же Рамзан Кадыров уверенно заявил на всю Россию: «Русские убивают русских!»

После похорон, 5 июня, на площади у здания правительства состоялся «несанкционированный митинг». В нем участвовало более тысячи человек… Горожане потребовали навести порядок в области.

Выгнать к едреной фене всех поголовно кавказцев из Ставрополья. И встречи с губернатором Александром Черногоровым… Появился и. о. вице-губернатора Анатолий Воропаев.

На него и посыпались вопросы: «Почему каждую ночь режут?», «Что это за телефон, за который человеку отрезают голову?», «Почему беженцы живут в трехэтажных домах и ездят на «мерседесах?» и так далее… Вразумительных ответов, понятно, никто не услышал.

Тогда несколько сотен митингующих покинули площадь. И двинулись маршем протеста по центральной улице города… Милиция поначалу мирно следовала за колонной. Потом принялась ее рассеивать. Запихивать непокорных в «воронки».

Таких набралось 51 человек. После профилактических бесед почти всех отпустили… Кроме 20-летнего Андрея Кейлина.  Именно его подозревали в жестоком убийстве русских студентов.

Маршрутные такси и общественный транспорт перестали работать после семи вечера… Циркулировали разные слухи. Мол, около нижнего рынка из «Жигулей» выпустили в воздух несколько очередей из АКМ. Другие слышали стрельбу в юго-западном районе.

«Ощущение – будто война началась, – вспоминал пожилой горожанин. – Город вымер. Люди вообще отсутствовали на улицах. По центральным ТВ-каналам показывали парад педерастов, умалчивая происходящее в Ставрополе».

– Серега, скажи-ка мне вот что… 20-летний русский парень действительно оказался виновным в убийстве русских студентов?

– Очень надеюсь – нет… На сегодняшний день следствие продолжается. И окончательно решение суда будет позже. (Андрей Кейлин был освобожден из-под стражи 16 сентября 2007 года. – Авт.)

Как бы там ни было, главную угрозу для существования России, насколько я понимаю, представляют три внутренних конфликта… Между олигархами и всеми остальными. Между просто богатыми и бедными. Между русскими и нерусскими.

Последний становится все острее, что подтверждают русские бунты… Разбужена, о чем говорили выше, наша этничность. Мы наконец-то пришли в движение. Стали отстаивать собственные права в нами же созданной стране.

– Власти, понятно, здорово струхнули. И даже вроде бы впервые публично признали – в государственной защите нуждаются не национальные меньшинства, в русские… Это так?

– В какой-то степени, Леша, да. У них просто не осталось другого выхода… После Кондопоги даже Путин, к примеру, неожиданно вспомнил о существовании в русском языке слова «русский».

Демократические русофобские СМИ наряду с «русскими фашистами» стали изредка сквозь зубы упоминать государствообразующий народ. Признавать, что он создал великую русскую культуру. Объединил вокруг себя все народы и нации многоязыкого Отечества.

 Депутат Госдумы Плигин из «Единой России» вообще даже всех нас утешил и подбодрил… На заседании, нагнав солидности на безликую физиономию, заявил: «У русского народа не может быть комплекса неполноценности – он великий народ».

Выкормыш демократа-пустобреха Собчака (у него защищал дипломную работу на юрфаке ЛГУ), правда, не произнес ни слова о том, кто же довел великий народ до нищеты. Вымирания. Пьянства. Социального и духовного рабства.

– Поле русских бунтов, Серега, власть захватившие для самостраховки должны были хоть что-нибудь предпринять… Верно?

– Конечно. На всякий случай! Поэтому их реакция оказалась довольно оперативной. И, само собой, двойственной. С одной стороны, публично пообещали срочно отрегулировать миграционные потоки в Россию. И ввести в действие систему соответствующих квот.

В течение нынешнего года пригрозили закрыть продуктовые и вещевые рынки страны для иностранцев… Все это высокопарно мотивировалось защитой «коренного населения» – эвфемизм для обозначения русских.

Их активность и, не дай Бог, сплочение в единый кулак власти, с другой стороны, принялись лихорадочно, выражаясь медицинским термином, купировать. Как?.. Я же зачитывал сегодня открытое письмо русских писателей Путину «Отменить 282-ю статью!»

– Да-а-а. Заколдованный круг. Посему, Серега, не могу не озвучить наши извечно- неразрешимые вопросы… Кто виноват?! Что делать?!

– Отложим ответы, Леха, на завтра. Уже далеко за полночь… Заканчивай трапезу. Как приличный мальчик, почисти перед сном зубки. Обязательно прими душ. Дабы после дождевого омовения не испоганить кристально чистое постельное белье… Давай!

Алексей Александрович допил жалкие остатки водки из стакана. Закусил полубутербродом. Докурил чинарик… Встал из-за стола. Выполнил все указания товарища. И вышел из душевой со словами:

– Гвоздь! После твоих страшных историй и оздоровительных процедур я окончательно протрезвел. Плюс чист, как аризонская пеночка… Отведи меня, пожалуйста, на покой.

Сергей Петрович не без труда и нецензурных словосочетаний закатил по лестнице на второй этаж одноклассника… Завел его в гостевую комнату с большими окнами и балконом. Разобрал кровать.

Алексей Александрович от души обнял и поблагодарил друга за помощь… Улегся.  Закрыл глаза. И тут же уснул под перестук дождя по крыше. Негромкий. Ласковый. Убаюкивающий…

 

Утро пришло умытое. Тихое. Солнечное.

Сергей Петрович в шляпе и джинсах по-хозяйски обхаживал свой участок. Изучал последствия вчерашнего урагана… На длинном балконе Алексей Александрович в панаме и трусах изображал нечто отдаленное похожее на физзарядку.

Неторопливо перекатывался туда-сюда. И доски под ним прогибались. Жалобно поскрипывали… Остановился. Начал с матерными охами-вздохами медленно крутить головой. Вяло размахивать руками. Вдруг слегка подпрыгнул.

– Стой! – истошно заорал Сергей Петрович. – Ты, Колобок тяжеловесный, сейчас балкон проломишь! Пробьешь дырищу огромного диаметра!.. Мне это надо?!

– Гвоздь!.. Не думал, не гадал – на поверку друг-одноклассник окажется законспирированным врагом! – возвысил голос Алексей Александрович… И панамой протер потную возмущенную физиономию.

Во-первых, сорвал мне первую за многие десятилетия утреннюю зарядку. То есть начало новой жизни… Во-вторых, проявил себя истинным жлобом-собственником. Я  еще не успел нанести ущерб твоей даче. А какой шум-гам уже поднялся!

– Тому, Колобок-вредитель, есть веская причина! После урагана все уцелело. Кроме двух… яблонь. Им, оказалось, ты вчера, качаясь в гамаке, нанес смертельную травму. Они-то от ветра переломились у корня. И рухнули бездыханно на землю.

– Не надо, Гвоздь-фальсификатор, мне дело шить! Я вообще ни при чем. Они пожилые. Наши, вероятно, ровесники. Пожили, как говорится, и хватит… Плоды с покойниц, царство им небесное, собрал?

– Несколько ведер набралось. Вот и устрой себе, Алексей Александрович, в ознаменовании начала ожесточенной борьбы с лишним весом яблочную диету. Для начала недельную… Пить придется не меньше двух литров в день. Воду или чай без сахара.

Первый и последний день будешь потреблять по одному килограмму. Второй и шестой – полтора кг. В середине недели – аж два!.. Все просто, как грабли. Приобретешь, не исключено, человеческий облик. Если протянешь-выживешь, конечно.

– Рискну, пожалуй. Другого пути не просматривается… Какой сорт, очень хотелось уточнить, буду жевать?

– Антоновку золотую, Колобок любопытствующий. Название многообещающее. Вкус и запах неподражаемые... Для диеты – самое оно. Лучше не придумаешь.

– Уж лучше бы ты, Гвоздь непредусмотрительный, гамак пристроил на белый налив. Он сейчас наверняка созревший. Мягкий. Антоновка еще твердая, как камень. Последние зубы точно сломаю… Если что – вставные челюсти за твой счет!

– Обойдешься собственными финансовыми запасами… Гамак, объясняю, навесил на антоновку. Потому что она высокая, как я. Налив – мелкий, вроде тебя. Да и предназначался он не для стокилограммовой туши. А для моих внуков-пушинок.

– Не надо, Гвоздь, хамских сравнений!.. Ничего не поделаешь. Что упало, то упало. Изобрази-ка лучше исторический завтрак, знаменующий начало новой жизни.

Себе Сергей Петрович решил приготовить элементарную манную кашу… О диетическом блюде для одноклассника пришлось крепко подумать. Пофантазировать. Даже потрудиться физически.

Поскольку антоновка золотая имела пока темно-зеленый цвет. Главное – просто фантастическую твердость. Кремень, да и только… Увесистое яблоко с трудом одолел лишь острейший специальный нож размером с мачете.

Кроме того… Благороднейший Сергей Петрович учел вполне возможные  стоматологические потери одноклассника в виде его уже немолодых, видавших виды зубов. И раскромсал фрукт не на традиционные (в данной ситуации травмоопасные) кусочки.

Он пошел другим, практически безопасным путем… Филигранно разрезал антоновку на кружочки. Тончайшие. Почти прозрачные. Разложил их на тарелку аккуратными кругами. И композиция стала походить на расплющенную зеленоватую розу.

– Красотища-то какая! – всплеснул руками Алексей Александрович. – Да ей любоваться надо. А не употреблять в качестве диетического провианта… Тем не менее большое тебе спасибо, Гвоздь-ювелир!

– Чего не сотворишь ради друга... Не тяни, Колобок, резину! Приступай к реализации грандиозного начинания!

Политолог предельно сосредоточился… Отхлебнул из чашки горячего зеленого чая без сахара. Взял с тарелки невесомый зеленоватый кружочек-лепесточек. И принялся его сосредоточенно жевать.

Мгновенно физиономию Алексея Александровича прямо-таки перекособочило. Она сморщилась. Позеленела… Одноклассник, как иерихонская труба, заматерился на все окрестности. И, закончив нецензурный вопль души, еле слышно пожаловался:

– Очень уж кисло, Гвоздь… Может, хоть немного подсахарить?

– Никак нельзя. Бог, сам знаешь, терпел и нам терпеть велел… Ладно. На обед испеку в духовке фрукты. В яблочной диете это допустимо. Возможно, полегчает… Сейчас, как пафосно говорится, через тернии к звездам!

– Я лучше куплю в Москве импортные. Помягче и послаще… Твои, каменные и горькие, совсем супротив моего изношенного органона.

– Где, спрашивается, гражданская совесть?!. Колобок, выходит, не патриот России?!.   Истинные русские должны потреблять исключительно свои качественные фрукты. А не забугорную отраву.

Кто угробил пожилые антоновки золотые?!  И грех на душу взял?!. Ты!!! Выход один-единственный. Надо его обязательно искупить. Иначе, когда загнешься, стопроцентно в ад распределят.

– Испугал, ей Богу! Никто толком не ведает, какие у них нравы в загробном пространстве… Зато достоверно известно – в России-страдалице вечный бардак. И кровь русская течет реками. Так кто же в сем беспределе в конце-то концов виноват?!

Сергей Петрович пообещал однокласснику дать исчерпывающий ответ несколько позже… Для убедительности врезал жилистым кулаком по столу. Строго потребовал временно прекратить словесный базар. И срочно перейти к завтраку.

Налил себе в тарелку манную кашу. Обильно посыпал ее изюмом. И, вооружившись большой ложкой, начал утреннюю трапезу… Заодно в воспитательных целях довольно вздыхал. И, облизывая губы, изрекал: «Ой как вкусненько! Ой как сладенько!»

Алексей Александрович был нем, как рыба… Ненавидящим взглядом вроде бы объявлял Сергею Петровичу войну. И одновременно мирно неторопливо, по коровьи, двигал челюстями слева-направо справа-налево.

Благополучно пережевав очередной зеленоватый кружочек-лепесточек антоновки золотой, он неожиданно приостановил диетическое питание… Задумался. Поразмышлял секунду-другую.

Вскочил, как бешеный, из-за стола… Отыскал на кухне разделочную доску. Вывалил на нее из тарелки все кусочки яблока. И размельчил их ножом-мачете до микроскопического уровня.

Перекрестился. Схватил толстыми пальчиками щепотку зеленоватой массы. Отправил ее в рот… Проглотил, не жуя. И запил зеленым чаем.

Неоднократно Алексей Александрович повторил данную процедуру. И закончил диетический завтрак… Победно взмахнул руками. Люто уставился на одноклассника. И громыхнул:

– Так какого … Гвоздь-… сразу не размельчил антоновку ножом?! Или обыкновенной теркой?!. Ты … … … надо мной издеваешься что ли?!

– Избави Господи!.. Подобные варианты имелись в виду, – нагло соврал Сергей Петрович. – Их пришлось отложить по очень веской причине… Предполагалось проверить одноклассника, как говорили мы в детстве, на вшивость.

– Ну и как, Гвоздь-извращенец?!

– Потрясен до глубины души, Колобок несгибаемый!.. Ты проявил себя настоящим русским мужиком. И продемонстрировал невиданную смекалку в экстремальной ситуации. Не сомневаюсь – яблочная диета отныне пойдет на ура… Слава Пирожкову!

– В данной ситуации, Гвоздев, ты предстал в образе типичного начальствующего изверга-мракобеса. Для подобных уродов народишко – быдло. И место его, соответственно, – в стойле… Главное – чтобы никто не вякнул чего-нибудь супротив.

И тем более не отыскал ответа на извечный вопрос – кто виноват?!. Поэтому у них всегда под рукой наготове или увесистая дубина для кровопускания. Или лицемерная похвала с клятвенным обещанием  светлого будущего, что вот-вот нагрянет.

– Колобок обидчивый! При чем тут яблочная диета? Насчет власти в России ты абсолютно прав… Во всех бедах виноваты они. В чем никто не трезвомыслящих не сомневается.

– Не зря, Серега, русские веками, мягко выражаясь, недолюбливают начальство. Относятся к нему, словно к неизлечимой болезни… Лучше, мол, о хвори вообще не думать. Не обращать никакого внимания. Когда сляжем окончательно, скоро, значит, и помрем.

– Больше того, Леша... Напрашивается однозначный вывод. Унижение русских – это следствие многовековой сознательной политики власти. Дабы напрочь отбить у народа самоуважение. И, соответственно, претензии на управление собственной страной.

То есть свои родные – отсталое быдло. А чужие иностранцы – светоч прогресса. Посему надобно перед ними раскланиваться и лизоблюдничать… Все началось, пожалуй, со времен последнего царя Руси и первого Императора Всероссийского Петра I Алексеевича.

В молодые годы он создал в подмосковном селе Преображенское потешное войско. Одел сверстников в иностранные кафтаны. Выдал всем забугорные барабаны… Позже завел для друзей-«потешных» настоящую артиллерию.

На берегу Яузы построил потешный городок… В нем расквартировал «Всешутейший, Всепьянейший и Сумасброднейший Собор» – злую пародию на католическую и православную церковь.

Все чаще стал наведываться в соседнюю Немецкую слободу. На немецкие вечеринки с танцами и выпивкой… Закурил немецкую трубку… Познакомился с Францем Лефортом и Патриком Гордоном – своими будущими подвижниками.

Завел бурный роман с Анной Монс. И решил на ней жениться…  Не судьба. Матушка сему категорически воспротивилась. Дабы образумить загулявшего 17-летнего сынка, Наталья Кирилловна срочно нашла ему нашу, русскую. И организовала свадьбу.

– Серега! – возмутился Алексей Александрович: – Как-то очень уж ты неуважительно о Петре Алексеевиче повествуешь… Он, общеизвестно, массу великих дел во благо России свершил!

– Никто, Леха, не спорит… Вот и Карамзин признал государя Великим. Хотя одновременно сурово его раскритиковал за чрезмерное увлечение иностранным. За слишком резкое изменение старого быта и национальных традиций.

Что далеко не всегда оправданно. Приводит к печальным для страны и народа последствиям… В результате русские образованные люди, он написал, «стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России».

– Да-а-а… Таких и сегодня у нас хоть пруд пруди, – согласился Алексей Александрович.

– Тогда же Петр отправился на пятнадцать месяцев года за границу. Многое там увидел и многому научился… Придя к власти, начал бороться со старославянским укладом жизни. Точнее, решил перекроить его по западноевропейским лекалам.

Заложил, несмотря на собственный прокол, традицию заключать браки с немецкими королевскими фамилиями. И для сына Алексея выбрал невесту из династии Вельфов, одной из старейших в Европе.

И пошло-поехало. Заканчивая Николаем II – последним из императорского дома Романовых… Некоторые бракосочетания кончались трагически. Другие были счастливыми как для монарших супругов, так и для России.

– Своих, что ли не хватало?!. Наши-то бабы покрасивее будут, чем все европейские вместе взятые, – возмущенно вопросил Алексей Александрович. Но ответа не дождался… И так все ясно.

– Издал Петр знаменитый указ «О ношении немецкого платья, о бритии бород и усов, о хождении раскольникам в указанном для них одеянии»… Подчинил церковь государству… Пригласил массу иностранцев в Россию. И назначил их на важные посты.

Словом, традиционная русская культура сохранилась лишь в низших сословиях… Среди интеллигенции, чиновничества и военных стали доминировать европейские моды, вкусы, образ жизни.

Многие, понятно, в душе сопротивлялись подобным новинкам. Но смиренно помалкивали... Не дай Бог, попадешь под горячую руку двухметрового гиганта. Лично на куски саблей раскроит. Или даст указание срочно отправить «раскольника» на дыбу.

– Да-а-а. Не забалуешь. Характер у Петра Алексеевича был взрывной. Плохо предсказуемый… И все же. В нашей истории имеются случаи, когда не менее известные русские по мере сил индивидуальными способами сопротивлялись засилью инородцев.

Вспомним великого Михаила Васильевича… И умом. И заслугами перед Отечеством. И габаритами. И физической силищей. И своенравным нравом Ломоносов не очень-то отличался от Романова.

К тому же Михайло осуществил хрустальную мечту Петра – женился на немке. Скорее, правда, не по желанию. А по воле сложившихся обстоятельств… Чего только в жизни молодого мужика, сам знаешь, не случается.

Получал он, значит, высшее образование в Германии. Вдруг выяснилось – дочка хозяйки дома, где квартировал, от него забеременела… Ничего не поделаешь. Как благородный человек, женился на ней по местным ритуалам.

Через несколько лет вернулся в Россию. Жену, пока не обустроится, оставил дома… С головой погрузился в науку и прочие дела. Стал как-то постепенно забывать о своем семейном положении.

Ан нет. Пунктуальная немка напомнила. Через российское посольство отыскала Михаила Васильевича… Тот не стал отрицать факта свадьбы. И способствовал ее переезду в Петербург.

– Вот чего заграничные бабы с русскими мужиками творят, – расстроился Сергей Петрович… Вздохнул и строго добавил: –  Колобок, что-то ты совсем от основной темы ушел… Почему?!

– Гвоздь! Видимо, от яблочной диеты начал я уже ориентиры терять. Ну ладно. Прорвемся… Так вот. Трудился Ломоносов в Академии наук. Там сплошные иностранцы. В основном немцы… Сплетни. Интриги. Воровство. Склоки.

Михаил Васильевич не сомневался – за большие деньги не самоотверженно и честно инородцы трудятся… К тому же принижают роль русских. И даже удумали переписать на свой лад историю России.

Характер-то у него был горячий. Упрямый. Неуживчивый… Главное – истинный патриот Родины. Возмущался он, понятно, тогдашними порядками в научной сфере. Кипел. Иногда крепко выпивал на нервной почве.

Как-то не совсем в трезвом состоянии схлестнулся с конференц-секретарем Академии – Винсгеймом. Одним из своих лютых недругов. Слово за слово… Если нас, общеизвестно, вывести из себя, дело – труба.

В конце жаркой дискуссии Ломоносов громоподобно изложил свое отношение к нему исключительно в русском матовом диапазоне. И для убедительности добавил пару грязных ругательств на чистейшем немецком.

– Молодца! – радостно воскликнул Сергей Петрович. – Пусть знают наших!.. Никому спуску не дадим!

– Ну, само собой, скандал. Российско-международного уровня… Михаила Васильевича в назидание отправили в полугодовой арест. Где он, естественно, время зря не терял. Написал «Краткое руководство к риторике». Три крупные статьи по физике. И свои лучшие стихи.

– Так-то вот! Даже в кутузке русский человек на все руки мастер!.. Если допекут, любому инородцу нос утрет чем угодно! Кулаками. Словами нецензурными. Или высокопарными, поэтическими. Даже, если надо, иностранными.

Кстати, об иностранных языках… Петр Великий впервые завез из-за кордона в Россию гувернеров и гувернанток. В основном из Германии. И стали они преподавать высокопоставленным недорослям разные предметы. Прежде всего немецкий.

Его через несколько десятилетий стал серьезно теснить другой. До того дошло, что Екатерина II решила бороться с засильем моды на французские слова. И ввела суровую систему штрафов… Ни черта не помогло. Наоборот, все усугубилось.

В начале XIX века он стал чуть ли не родным для подавляющего большинства дворян. На нем говорили. Писали. Даже… думали. Тому подтверждение нетленки русских классиков с  целыми кусками на французском.

А Франция-то как ответила на холуйскую любовь нашей аристократии?! Во главе с Наполеоном поперла на Россию… Пришлось горожанам всех рангов поголовно оставлять Москву (беспрецедентный случай в истории) и поджигать ее.

Остались французики, горе вояки, без провианта и других припасов. Превратились в шайку ворья и мародеров… Деморализовались до предела. И позорно беспорядочно побежали к границе под ударами нашей армии и партизан.

По дороге грабили, жгли, что попадалось на пути. В Отечественной войне 1812 года страна понесла огромные материальные убытки… Самое печальное в другом – мы недосчитались около 300(!) тысяч человек.

– Да, Сережа. Снова обильно пролилась кровь русская… Зато. Через год мы уже победно маршировали с союзниками по улицам крупнейшего на то время города в Европе.

– Так-то оно так, Париж сдался. Накануне, правда, за один день боев в предместьях погибли тысяча с лишним австрияк с пруссаками и более шести(!) тысяч русских… Своих мы никогда особо не жалели. Да чего там. Бабы в России новых сынов нарожают.

Парижане в отличие от москвичей свой город не сжигали. Никуда не уходили… Хотя прилично струхнули, конечно. Ведь местные газеты обещали «нашествие  лохматых медведей из дикой страны» и «страшную месть за Москву».

Тем не менее… Все улицы и крыши домов были битком забиты поначалу просто любопытствующими. Потом до предела удивленными, даже восхищенными французами. Подобного они вовсе не предполагали увидеть.

Во главе эскадрона кавалерии – красавец император Александр I. Доброжелательные солдаты в форме получше, чем у австрийцев и пруссаков. Обходительные офицеры с блестящим знанием французского языка… Такого парижанам и присниться не могло.

Побежденные радовались ничуть не меньше, чем победители… В аристократических кругах с распростертыми объятиями принимали, кормили-поили высокопоставленных русских. Устраивали балы. Для них давались лучшие спектакли в парижских театрах.

Не остались, само собой, без внимания воины среднего и низшего состава… Круглосуточно неустанно трудились барышни легкого поведения. Работали все магазины. Рестораны и кафе.  

– Погулять-то мы, Серега, умеем и любим... Если, понятно, есть на что.

– Было. Благо Александр I распорядился за славную победу выдать военным жалование за 1814 год в тройном размере… Словом, никогда еще Париж наверняка не гулял с русским безбрежном размахом.

Кончилась долгая пьянка-гулянка для нас традиционно – головной болью и долгами. Что делать?.. Опохмелиться – ежу понятно. Но где, спрашивается, взять бешеные деньги, чтобы расплатиться. Дабы не позорить Родину-мать.

Выход нашел генерал-лейтенант Воронцов Михаил Семенович. Герой Бородино, командир русского оккупационного корпуса во Франции… Продал свое имении Круглое в России. Выдал полтора миллиона ассигнациями французам. И все дела.

– Хронически наша история, Серега, движется через пень-колоду. Смех и грех, ей Богу… Русские из патриотических соображений почти дотла спалили собственную Москву. Накостыляли недругам по высшему разряду. И, угробив тысячи своих жизней, взяли Париж.

Причем самым гуманным образом в отношении к французам… Никаких грабежей и мародерства. Исторические памятники остались в неприкосновенности. Все в целости и сохранности.

Дали заработать парижским торгашам и блядям огромные деньги, прогуляв все жалование. Даже с долгами сполна расплатились… Вот и выходит – наши власти ради большой политики заботятся о ком угодно. Только не о своем народе.

Для них русские всегда лишь пушечное мясо и тягловая лошадь… Сначала проливай кровь, гуманно воюя с врагами. Потом ими же разграбленную и разрушенную Россию, надрывая пуп, восстанавливай.

– Если рассуждать, Леша, с мрачным чувством юмора. Пожалуй, единственную контрибуцию мы получили в виде… жен-француженок. Их успели нажить в Париже некоторые наши удачливые воины разных званий.

Вернувшись на Родину, все они от родственников и знакомых получили, естественно, прозвище «француз». Позже оно переродилось в фамилию «Французов»… Вот так великий русский язык отметил взятие Парижа.

Подведем некоторые итоги… Итак. В XVIII веке в Россию пришел немецкий. Высшие круги стали считать немцев лучшими учителями-друзьями. И холуйствовали перед ними, кто как мог.

Напрочь забыли о русских национальных традициях и собственном народе. Что в конце-то концов кроваво аукнулось… В Первой мировой войне мы потеряли примерно один миллион семьсот тысяч человек. Из них более миллиона – мирные жители.

Особо постарались «друзья»-немцы-фашисты в годы Великой Отечественной… 27(!) миллионов убитых на фронтах и умерших от ран военнослужащих. Погибших в плену, скончавшихся от болезней и голода гражданских людей.

В XIX веке в моду вошел французский. О том, как «друзья»-французы пытались покорить Россию, мы, Леша, только что вспоминали… Вроде бы все ясно, как Божий день. Надеяться в продажном мире можно исключительно на себя. И ни на кого больше.

До власти нашей, как обычно, ничего не доходит… В XX веке они принялись изучать английский… Устроили перестройку. Развалили Советский Союз… Бросились холуйничать перед США. Точнее, слушать-воплощать антирусские советы на сей раз от американцев.

– Трагичные последствия, Сережа, налицо… Сегодня философия и смысл жизни в России вовсе не свободны от не нами придуманных правил. Мы по уши погрязли в заокеанской, как ныне модно говорит, матрице.

Наши компьютеры – на самом деле их компьютеры. С чужой начинкой. «Железом». Программным обеспечением… Наша пресса – на девять десятых их пресса. С перепевом зарубежных вбросов.

Наша политика – отчасти их политика. С дурацкими выборами. Многопартийностью. Праймериз. Экзит-полами… Наша экономика – во многом их экономика. С «фьючерсами», «хеджированием рисков», «таргетированием инфляции». И прочими словесными уродами.

– Мы, Леша, с тобой только что говорили о вторжении в Россию немецкого и французского в XVIII – XIX веках… О лизоблюдстве власти перед инородцами. И о кровавых последствиях такой политики для страны. Прежде всего, понятно, для русских людей.

И все же для нас в те столетия неизменным фактором этнического самоопределения оставался… русский язык. (За исключением отдельных светских мудаков). Теперь его стремятся перекорежить. Изуродовать до неузнаваемости. Обновить на чужой лад.

– Привожу, Серега, конкретный пример. Из моей отныне главной, но ужасно противной тематике – еврейской… Вот что натворила иудейская «пятая колонна». Так сказать, лингвистического профиля.

Она ухитрилась за советские годы окончательно исказить значение слова «русский». В школьных учебниках и везде, где только можно, представители «избранного народа» сменили национальность. На всякий пожарный случай.

Еврей Левитан – великий русский художник. Еврей Бродский – великий русский поэт. Еврейка Раневская – великая русская актриса. Еврей Высоцкий – великий русский бард… И так далее. Без конца и без начала.

– Ты, Леха, отъявленным антисемитом стал!.. Хотя в принципе абсолютно прав. Каждый человек имеет свою национальность. Должен гордиться ею. И не прикрываться другой ради сугубо шкурного интереса.

– Евреи, как злокачественная опухоль, заполонили и Русскую православную церковь. Ты можешь себе представить в синагоге русского в должности раввина?.. Никогда. Зато начальствующих иудеев в наших храмах хоть отбавляй.

Куда смотрели государственные и церковные власти?.. Не до этого им было. Для начала многие коммунисты мгновенно, с невиданным энтузиазмом провозгласили себя убежденными и воинствующими демократами. Заокеанского разлива, понятно.

Рьяно, по указке американо-жидовских «друзей»-советников, принялись разворовывать и крушить до основания богатейшее советское наследие… Заодно недавние безбожники в одночасье превращались в истовых верующих.

Регулярно под прицелом кинокамер ходили в главные храмы Русской православной церкви. Ставили свечи. Неистово и неумело молились. Замаливали смертные грехи в надежде, что «Бог простит» именно их.

По этим ворюгам-рвачам давно тюрьма взахлеб рыдает. Законное их место в кутузке с видом через решетку на Северный ледовитый океан… Однако в России все, как обычно, шиворот-навыворот.

Правительство их щедро награждало государственными наградами… РПЦ тоже не осталась в стороне. Сам Алексий лично торжественно вручил олигархам-иудеям Смоленскому и Гусинскому высокие церковные ордена.

– Да и многим другим, тоже. У махрового бандита Михася, не поверишь, их аж шесть(!) штук… Плюс каждый, рвущийся к власти или уже зацепившийся за нее мертвой хваткой, обязательно фотографируется с патриархом. На всякий случай.

Хорошо, Леша, мы с тобой атеисты. Каково, хотелось бы знать, верующим?.. Любой русский православный глядит на нескончаемые помпезные награждения. И наверняка впадает в ступор. Оцепенение. Беспросветность.

Он кожей чувствует – надувают по-черному. Но никак толком не уразумеет кто… Гусинские и Смоленские? Михаси и прочая ватага? Путин с прихлебателями? А может, не дай Бог, сам Алексий?

Между прочим… Патриарх на праздновании 100-летия канонизации святого преподобного Серафима Саровского хорошо поставленным голосом заявил: «Эти торжества показали единство церкви, власти и народа!»

Ничего себе единство! Такого лютому врагу не пожелаешь… «Дурят» все, кому не лень, нашего брата – православного, искренне верующего человека. И всем остальным русским-атеистам достается без меры. Неспроста вымираем по миллиону в год.

– Хочу тебя, Гвоздь, немного утешить. Неделю назад после окончания очередного ток-шоу давний знакомый поведал одну очень душевную историю. Порадовала она меня, витиевато выражаясь, до мозга костей… Послушай.

Зашел, значит, в русский храм молодой еврейчик. Низкорослый. Тщедушный. Хамоватого вида... Протер большим платком маленькие очки. Осмотрелся. И засеменил в сторону здоровенного священника.

Вплотную приблизился. И со звоном врезал по его лику потной ладошкой… Заулыбался до оттопыренных ушей. И, ехидно ощеряясь, прокартавил: «А что, отче, сказано ведь у вас: «Ударили по правой щеке, подставь и левую».

Батюшка среднего возраста, ни секунды не сумнявшись, еб…л пудовым кулаком по паскуднейшему еб…у иудея… Благостно перекрестился с чувством выполненного долга. И кротко произнес: «Сказано также, какой мерой меряете. Такой и вам будет отмерено».

Легковесный жидок пролетел метров десять по святому церковному пространству. С треском еб…я о стену. Бесформенной кучкой рухнул на пол. Истошно визгнул. И… затих. Царство ему Иудейское.

Храм переполнился волнительным гулом. Испуганные прихожане шепотом интересовались: «Что там происходит?»… Пожилой дьякон с важным видом басом всем объяснил: «Евангелие толкуют».

– Будем, Леша, надеяться – не анекдот. Достоверный случай. К тому же не единичный… Посему предлагаю по случаю начала возрождения Русских, Русской православной церкви и, значит, всей Русской России в целом закатить праздничный обед.

– Я, Сережа категорически за. Потому что есть очень хочется… Можно только из-за чрезвычайной важности момента заменить диетический. На нормальный, человеческий.

– Ни-ни, Колобок! Даже не мечтай. Держись, братан, до последнего! Иначе не стать тебе никогда хотя бы Пирожком… Ладно. Из уважения к однокласснику приготовлю щадящий вариант…

 

Для школьного друга Сергей Петрович испек в духовке три крупных антоновки золотой. Без сахара, понятно… Себе поджарил картошечки. И отрезал пару внушительных кусков буженины.

Разогрел наваристый борщ. Окунул в тарелку большую ложку сметаны. Поперчил. И обильно посыпал зеленью… По-хозяйски взглянул на накрытый праздничный стол. Заметил важный недочет. Достал из холодильника початую бутылку. И налил себе рюмку водки.

– Гвоздь!.. А мне?! – возмущенно спросил Алексей Александрович.

– Колобок-Пирожок!.. Ты должен помнить, как традиционно отвечали пацаны на данный вопрос в нашем хулиганском районе.

– Ясен пень… Одновременно прихожу к выводу – не зря Гвоздеву, охальнику, не дали золотую звезду Героя соцтруда.

– Утихомирься, Пирожков!.. Во-первых, диетическое питание и спиртосодержащие жидкости категорически несовместимы. Это все равно что сладкое пирожное перед употреблением посыпать солью с перцем. И намазать кетчупом.

Во-вторых, тебе сегодня возвращаться в Москву. Нетрезвый водила, сам знаешь, – серьезнейший враг нашего народа… Сколько крови русской проливается на дорогах?! Уйма! Ежегодно погибают несколько десятков тысяч человек. Целый городок.

– Ну ладно, Гвоздь. Убедил-уговорил ты меня, слабовольного… Слушай. Может, на даче где-нибудь завалялась хоть одна сигаретка. Пойми, ради Бога, очень уж курить хочется! Прямо до одурения!

– Ай-ай-ай! Ой-ой-ой! Как тебе не стыдно. Главное – полное непонимание сути оздоровительного процесса… Во-первых, диетическая антоновка золотая и никотин (грамм его, для сведения, убивает лошадь) – лютые антиподы.

Во-вторых, отравы в виде сигарет у меня дома давным-давно нет. Свои, напоминаю, вчера вечером в ознаменовании начала новой жизни ты лично толстыми пальчиками переломал на мелкие кусочки… Кончаем пустые ла-ла-ла! И приступаем к делу!

В воспитательных целях Сергей Петрович сопровождал обед соответствующими действиями-фразами… После каждой рюмки лучезарно улыбался. Ласково гладил себя по животу: «Хороша водчонка… Как домой катит. Согревает изнутри».

Опустошив ложку супа, удовлетворенно качал головой. Довольно крякал. Облизывал губы. И шептал: «Борщецок-то, блин, классный получился… Никогда в жизни ничего подобного пробовать не доводилось».

Перейдя ко второму, Сергей Петрович особо тепло благодарил друга за «несравненную по внешним данным и калорийности буженинку»… Регулярно отмечал «уникальные свойства родной жареной картошечки по вкусу и хрусту».

На сей раз Алексей Александрович, прямо удивительно, реагировал на изощренные издевательства над собой с олимпийским спокойствием. Ни мата. Ни цензурного словосочетания. Ни-че-го-шень-ки.

Чайной ложечкой он хладнокровно выковыривать кусочки из слегка сморщившейся коричневатой антоновки золотой… Наглядно демонстрировал однокласснику. Если русский человек в конце-то концов чего решил, дело – труба. Он на все готов. Диета, так диета.

Алексей Александрович успешно совладал с двумя печеными яблоками. Победно улыбнулся. Решил сделать небольшой перерыв. И принялся отхлебывать зеленый чай из чашки… Его снова посетила давняя дума. И из уст вырвался жизненно важный вопрос:

– Что делать-то?!

– Как что?! – изумился Сергей Петрович. – Доедай третье яблоко… И, как крякают перестроечные с головы до ног проамериканизированные балбесы, все будет о’кей!

– Я о другом! Не о диете, будь она проклята… О вконец запутавшейся России-матушке… Она похожа сегодня (впрочем, всегда) на клокочущий котел с множеством проблем и противоречий.

Они гудят. Разрастаются. Сталкиваются. Готовы разорвать некрепкие стены в клочья. Превратить нынешнюю хрупкую государственность в полнейший сумбур и бардак. Вверх идиотизма – до сих пор никто толком не знает, кто же такой… русский.

– Наши власти, зарубежные «друзья», Леша, в курсе дела. И, о чем мы уже говорили, боятся нас, как черт ладана. Наверное, поэтому ни один народ на земле не оброс столькими мифами о своей истории, как мы.

Одни русофобы неустанно повторяют мантру: Русь, однозначно, основали варяги… Другие «ученые с мировым именем» уверяют, русские на самом деле угро-финны. А не славяне.

Третьи «большие специалисты» не сомневаются – все мы в глубине татары. Если нас усердно поскрести… Четвертые, окончательно ополоумевшие «историки-генетики-этнографы» договорились до ручки – «русских вообще нет»!

– На нет, как говорится, и суда нет. Что для власти прямо-таки бальзам на душу… Не зря они для надежности отменили пятую графу в паспорте. То есть официально отняли у нас с тобой, Серега, национальность.

– И этого им, недоумкам, показалось мало… В официальной риторике слово «русский» оказалось под цензурным полузапретом. Его употребление, считается, смертельно оскорбляет «нерусских». Значит, подрывает единство «многонационального российского народа».

Получается прямо-таки бредовая ситуация… Никто не отрицает – русские представляют подавляющее большинство населения России. Однако, как ни парадоксально, не могут считаться титульным народом в собственной стране.

Более того. Не имеют права защищать свои национальные интересы. В отличие от всех остальных. Это все равно что сказать: «Вас, конечно, значительно больше. Но именно поэтому вас… нет вообще».

– Гвоздь!.. Выходит, наши еб…е власти совсем уж ох…ли! – возопил на все окрестности Алексей Александрович… Взмахнул рукой. И по случайности пухлым кулачком расплющил на тарелке печеную антоновку золотую.

– Возьми, Колобок, себя в руки!.. Для тебя в данный исторический момент главное – яблочная диета. Иначе пропадешь. Совсем, как отечественные властители, умом тронешься…  Успокой расшатавшиеся нервишки. И слушай дальше.

Наши, ты правильно диагностировал, еб…е власти, с подачи  наукообразных русофобов пришли еще к одному умопомрачительному выводу… Мол, русский – никакая не «национальность». Мы, оказывается, открытое для всех кому ни попадя людское сообщество.

Быть русским – это, выражаясь юридическим языком, заявительное право. Им, соответственно, вправе стать любой, кто объявляет себя таковым. И государство, ни секунды не сомневаясь, с распростертыми объятиями обязано принимать всех желающих.

Быть русским – значит подняться над своими территориальными, экономическими, этническими интересами ради процветания «многонационального российского народа»… Посему нет и не будет инстанции, определяющей русскость и нерусскость.

– Ни … себе, Серега! Власти рухнули в глубочайший маразм!..  «Русским», значит, потенциально имеет шанс стать хоть юный абориген из Австралии в набедренной повязке и с  бумерангом в руках.

 Хоть безграмотный старикан из амазонских джунглей... Если и первый, и второй кое-как с жутким акцентом ухитрятся проскрипеть: «Привет!.. Я люблю Россию и русскую культуру!»

– Запросто, Леха… Под критерий «русскости» на ура подходят истинные (и мнимые) почитатели Чехова, Толстого. Сказок, песен. Мороза. Снега. Ушанки. Медведей. Водки. Березки. Осинки. Матрешки. Балалайки. И прочих, так сказать, нашенских артефактов.

Словом... Россия, как всегда, впереди планеты всей. У нас в наличии имеется друг степей калмык. Образованный тунгус. Дикий чечен. Хитрожопый еврей. И прочие, прочие, прочие.

Только русских не наблюдается. Отсутствуем мы, выходит, в природе. И все тут. Хоть провались сквозь землю… Действительно. Откуда нам, спрашивается, взяться-то?! Раз такой национальности, по убеждению слабоумной власти, не было. Нет. И никогда быть не может.

На данный момент, получается, мы с тобой, Колобок, никто. Ничто. Историческое недоразумение. Человекоподобные существа без племени и рода. Почему?!. Потому что по злому умыслу русофобов в России начисто отсутствует логичное определение русской нации.

– Гвоздь!.. Серега!!. Сергей Петрович!!! – истошно заверещал Александр Александрович. – Уподобись Михайло Васильевичу!.. Придумай чего-нибудь эпохальное!.. Иначе пропадем. Поголовно.

– До Ломоносова, Леша, мне, само собой, очень даже далеко. Хотя в данном вопросе особого ума не надо. И так все предельно ясно… Национальность новорожденного зависит от родословной его родителей. Точнее, кровного родства. Короче, крови.

Другого логичного объяснения просто нет… Замечу попутно. Не случайно ведь в законах и конституциях многих стран мира существует так называемое право крови (jus sanguinis – по-латыни).

– Серега! Ты еще, оказывается, и полиглот!.. Потрясен. Излагай дальше.

– Все вроде бы абсолютно ясно и до предела понятно… Нет. Ничего не доходит. Никак мы не утихомиримся. Не примем очевидное. И со свойственной нам упертостью продолжаем сами себе, всему народу пудрить мозги. В том числе РПЦ.

Некоторые священники, вспоминая дореволюционные времена, не сомневаются: русские – только те, кто православные… Другие, высокопоставленные и осовремененные, предлагают следующее длиннющее определение нашей идентичности.

Русский – это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа.

Что делать тем, кто неправославные?! Неверующим, вроде нас. Разуверившимся во всем атеистам. Им-то куда податься?!. Тем не менее хочу тебя, Леша, порадовать. На наших глазах разворачивается уникальное явление в истории России.

Мы начинаем себя ощущать не только как единство православных единоверцев. Но и как единство по крови… На место имперского национального сознания приходит этническое, русское национальное сознание.

– Сережа, отъявленные русофобы, отечественные и зарубежные, по-прежнему круглосуточно дудят все в ту же дуду… «Нет чистых русских». В них – «дикая смесь всяких кровей». И так далее.

– Объясняю, одноклассник, лично тебе. А не этот вонючей кучи русофобского дерьма… Как утверждает с цифрами в руках наука генетика, русские – чрезвычайно однородный этнос. Куда однороднее, чем, скажем, население Западной Европы.

Потому что, во-первых, очень долгое время мы жили в географической и культурной изоляции… Во-вторых, предпочитали не заключать браки с чужаками. Дабы не плодить смешанное потомство.

Именно эта традиция и природная доброжелательность русских уберегли от исчезновения малочисленные этносы. Они же в Европе, Азии давным-давно полностью растворились в доминирующих нациях. И навечно исчезли с лица Земли.

В прошлом веке, к сожалению, смешение даже крупных народов стало реальностью. В закрытом Советском Союзе браки с иностранцами, мягко выражаясь, не приветствовались. У нас в основном создавали семьи русские, украинцы, белорусы…

– Хватит, Гвоздь, трепать нервы! – прервал Алексей Александрович Сергея Петровича. – Финишируй поскорее!.. Сил нет ждать твоего судьбоносного определения!

– Колобок, не суетись! Возьми лучше на вооружение мой жизненный лозунг: «Быстро ехал – жопу стер»… Вопрос о крови русской для нас принципиально важен. Посему для тебя, диетического, надо все, не торопясь, разложить по полочкам. Для осознания сути.

Мы в подавляющее большинстве люди одной крови. Есть и смешанной. Их в процентном количестве совсем немного: 10–15%… Тем не менее они имеются, что отрицать, было бы наглым враньем. А мы с тобой за сермяжную правду-матку.

Во всем виновата, само собой, аристократия. Все началось с петровских времен. Когда в Россию по разным причинам стали приглашать немцев, шотландцев, скандинавов и прочих европейцев. Даже экзотических представителей… черной Африки.

Как не упомянуть прадеда-эфиопа Пушкина – знаменитого «арапа  Петра Великого» генерал-аншефа Абрама Петровича Ганнибала… Заодно вспомним и его прабабку, Христину-Регину фон Шеберг, со скандинавскими, немецкими, итальянскими предками в роду.

 Несмотря ни на что, бабки, деды, родители Александра Сергеевича добавили нужное количество нашей крови. И получился великий русский поэт… Смешанные браки нередко давали просто замечательные результаты.

– Никто, Серега, не спорит. Свежая кровь иногда на пользу России. Другое дело, кого… Сам знаешь, чем закончилось жидовское нашествие после революции. Так что твое определение должно быть глубоко продуманным… Ну давай! Формулируй! Не томи!

– Итак… Русский – это человек, в чьих жилах течет не меньше половины русской крови. Остальная может быть любая. Кроме еврейской.

– Сереженька! Коротко! Душевно!.. Главное – принципиально правильно! Жизненно важно для России!.. Ты гений!! Слава однокласснику!!!

Сергей Петрович удовлетворенно покачал седой головой… Довольно улыбнулся. Однозначно развел руки. Мол, ничего уж тут не поделаешь. Заслужил, так заслужил. Аплодисментов не надо.

С удовольствием выпил рюмку водки. Скорее всего, сам за себя… Закусил огурчиком. Длинным жилистым пальцем строго указал на расплющенное яблоко. И сделал страшные глаза – доедай. Иначе хуже будет.

Алексей Александрович послушно принялся выполнять указание школьного друга… Ножом отрезал кусочки печеной, похожей на толстый блин, антоновки золотой.  И вилкой отправлял их куда надо.

Без особого энтузиазма, но упорно пережевывал диетический продукт…  Когда на тарелке остались лишь косточки, с облегчением вздохнул. Сам себя похвально похлопал ладошками по груди. И вернулся в тему:

– Серега-гений, прости, если можешь. Я недавно из-за разгулявшихся нервишек  перебил твою фразу о браках русских, украинцев, белорусов. И не дослушал ее до конца… Хотелось бы знать. У них рождаются дети со смешанной кровью или как?

– Алексей Александрович, – безысходно вздохнул Сергей Петрович. – Тогда ты все-таки одолел диетический обед, порадовался я чрезвычайно… Теперь же после глупейшего вопроса, впадаю в глубочайшую депрессуху.

Давным-давно известна официальная точка зрения… Ее подтверждают и строки из «Дневника писателя», датированного сентябрем 1876-го. Достоевский писал: «Хозяин земли русской есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это все одно), и так будет навсегда».

«Это все одно»… Мы один народ. С одной историей. С одной  кровью. И, как подтверждают современные трезвомыслящие ученые, ничем друг до друга не отличаемся генетически. Поэтому у нас не могут рождаться «смешанные» дети… Ясно?!

– Жаль только – «навсегда», как предполагал Федор Михайлович, не получилось. И «хозяин земли русской» сегодня не русский. А черт знает кто… Имею еще один вопрос: откуда вообще-то взялись украинцы?

– Напомню, Леша, народный справедливый вывод: «В России две беды – дураки и дороги». Жаль, не учитываем мы третью напасть. Пострашнее она будет всего остального. Я имею в виду наших…  мыслителей-философов из интеллигенции.

Из каждой сотни девяносто девять – это или фантастические романтики. Или романтические фантазеры. Или (чаще всего) неистовые русофобы… Чего они только не творят. Конкретный пример. И одновременно ответ на твой вопрос.

С XVI века украинцами именовались пограничные служивые люди «у края» Московского государства… В XVII – понятие распространилось лишь на казаков из Малороссии.

В XVIII веке – ими стало все малороссийское население от детей до стариков… В XIX – наиболее радикально-русофобские мыслители-философы иногда стали употреблять слово «украинцы» исключительно в этническом смысле.

– Сволочи-фальсификаторы! – взревел Алексей Александрович… Врезал пухлым кулачком по диетическим семечкам в тарелке. И разнес ее вдребезги.

– Колобок! Не надо в очередной раз разбивать посуду! Она вообще-то ни при чем… Если уж так накипело, отлавливай русофобов где угодно в Москве и набивай им морды. Хотя бы коллегам-политологам на ток-шоу.

– Я, знаешь, с завтрашнего дня увольняюсь с всероссийской телевизионной клоунады. Хотя, Гвоздь, может, и повременю. Недельку-другую. Ради благого дела… Ну ты давай. Продолжай хохлацкую тематику.

– Наконец в XX веке с подачи большевиков-троцкистов советские власти понятие «украинцы» окончательно официально укрепили как название новой национальности… Таким образом, это слово за несколько столетий полностью поменяло свой смысл.

Случайно? По глупости? По недоразумению?.. Уверен, нет. Специально. По злому умыслу они разорвали триединый единокровный русский народ на три. Наверняка исходили из проверенного принципа: разделяй и властвуй. Так-то оно спокойнее и безопаснее.

Вот и появились в Советском Союзе белорусская, украинская республики. После развала страны – одноименные государства… Что сейчас творится на Украине. И чем все это кончиться, не мне, Леша, тебе объяснять.

– Как восходящая звезда антисемитского небосклона, не могу, Серега, не отметить одну печально-символичную деталь… После Великого Октября во властных структурах новорожденной страны Советов подавляющее число мест, общеизвестно, оккупировали евреи.

Примерно то же самое случилось и в 1991-м. Когда на политической карте мира появилось новое государство – Украина… В ней, что вроде бы стало паскудной традицией, немало иудеев (в России, естественно, тоже) снова продрались к власти.

Плюс и у них, и у нас олигархов-евреев хоть завались. Я не говорю о насквозь прожидовленных средствах массовой информации. И так далее… Словом, ситуации для русских везде хуже некуда.

– Правильно мыслишь, Леша. В России, впрочем, еще остались хоть какие-то шансы на выживание-возрождение русских. У них – уже полное ку-ку… Да чего там, если престарелый русофоб Леонид Кравчук, первый президент страны, глубокомысленно размышляет:

«Украина может гордиться тем, что она есть, была и стала в 1991 году страной, которая развалила Советский Союз – последнюю и наиболее страшную империю»… Словно шашкой рубанул с перепоя.

Правда, чем его лично, бывшего заведующим идеологическим отделом ЦК компартии Украины и члена ЦК КПСС, пугала империя, не уточнил… Словом, такой же политический пройдоха-перевертыш, как Ельцин.

– Они-то, Сережа, своей хрустальной мечты добились – стали президентами… По горбу досталось, как обычно, простому народу. Когда дикий капитализм разрушил дотла не только экономику. Но и нормальные человеческие отношения между людьми.

– Кстати. Именно на оголтелой русофобии строится политика лидеров Украины… Массово переписываются учебники истории… Украинцы изловчились отыскать свои корни в Киевской Руси… Украинской государственности, оказалось, тысяча лет. А то и больше.

Ко всему прочему местные «ученые» истово уверяют – Адам родом с Украины… Ноев ковчег благополучно причалил к горе Говерла в Карпатах… На ура публикуются и прочие «научно-исследовательские» нетленки из серии «записки сумасшедшего из дурдома».

– Да-а-а… Хохлы, похоже, окончательно сбрендили. У всех крыша съехала в неопределенную сторону.

– Не у всех, слава Богу. Исключительно у власть захвативших и их прихлебаев… Причем, Леша, что характерно. Возвеличивание выдуманной «украинской нации», чтобы навечно оттолкнуться от русских, ведется от противного.

Не от общих великих побед и свершений. А от вековых притеснений, истерических воплей: «Как же мы страдали!», «Как же нас морили голодом!»… Национальными героями, соответственно, провозглашены Мазепа, Петлюра, Шухевич, Бандера. И прочая мразь.

Современные бандеровские «вояки», по сути, у власти. И буквально терроризируют все население Украины… Для достоверности зачитаю некоторые цитаты из письма моего давнего товарища, русского одессита:

«Эй ты, кацап. А ну, брысь под лавку, твое место там»… «Ты – москаль. И ты здесь чужой»… «Порядки наши не нравятся? – Так ведь насильно тебя никто и не держит. Пропеллер тебе в задницу и российский флаг в руки».

«Вы, то-бишь москали, есть пятая колонна российского империализма и лучше убирайтесь отсюда сами. Подобру-поздорову, пока мы всех вас здесь не передушили»… «Украина для украинцев!»… «Геть москалей с Украины!»… «Смерть москалям!»… «Убей москаля!»

– Да-а-а. Совсем, Серега, озверели бандеровские ублюдки… Куда, очень хотелось бы знать, смотрят наши власти?

– Никто толком не ведает… Мой товарищ тоже: «Я хочу вернуться в Россию, потому что мучительно больно и невыносимо пребывать русскому человеку в чуждой и даже враждебной для него среде. И я готов хоть пешком потопать на Родину свою.

Но только, к сожалению, не знаю – нужен ли я буду сегодня своей стране, примет ли она мою русско-украинскую семью, не отвернется ли от нас опять, как во времена ельцинские, предательские.

Ведь еще слишком свежа у нас недобрая и горькая память о том, как в продолжении почти десяти лет безраздельного царствования новоявленного российского самодержца проблемами, нуждами и чаяниями русских людей, русскими судьбами и жизнями ничуть не озаботился ни он сам.

Ни его льстивая, угодливая и абсолютно бездарная и никчемная дворовая челядь, если в чем-то и преуспевавшая, то исключительно в разного рода грязных интригах, в личном обогащении и перераспределении в свою пользу громадного общенародного достояния»…

 

Дочитав цитаты из письма русского товарища из Одессы, Сергей Петрович окончательно загрустил. Встал из-за стола. И решил немного побродить по участку для душевного успокоения… За ним увязался Алексей Александрович.

Прогулка, к сожалению, ни одному, ни другому настроение не улучшила. Даже наоборот… Они, как назло, вышли на не вселяющее оптимизма место. Где две пожилые яблони, связанные злосчастным гамаком, в обнимку бездыханно лежали на траве.

 Бывший известный строитель от всей души принялся материть неподъемного одноклассника. И некстати налетевший ураган… Пока еще действующий политолог застыл в образе нашкодившего первоклашки. И, как положено, на всякий случай не издавал ни звука.

Вернувшись на террасу, Сергей Петрович, опрокинул рюмаху водки в помин антоновок золотых… Алексей Александрович высказал искренне соболезнование хозяину почивших яблонь. И осмелился продолжить прерванную беседу:

– Путина окружает все та же публика, что и его шефа – Ельцина… Поэтому, Сережа, кардинального улучшения отношений между Россией и Украиной, естественно, не произошло. Может, все впереди?

– Сомневаюсь, Леха… Хотя русские, если совсем припрет, сумеют за себя постоять где угодно, – прибодрился Сергей Петрович. –  Вспомним хотя бы весну-лето прошлого года в Крыму…

– Гвоздь! – неожиданно перебил друга Алексей Александрович, – Прости. Не могу молчать… В советские годы жидовье вынашивало идею именно там создать еврейскую республику.

– Обойдутся, порхатые… Тогда их вожделенные планы рухнули. И сейчас, уверен, все повторится. Не помогут ни щедрые финансовые подачки. Ни даже, как говорится, демонстрация силы прожидовленной Америки в Крыму.

Так вот… Первоначально их корабль Adventure (в переводе – «приключение» или, что больше походит в данном случае, «авантюра») с натовским оружием и ротой военных должен был зайти в Севастополь.

Самовлюбленные янки не сомневались – полностью демократизированные аборигены встретят их хлебом-солью. Само собой, восторженно-благодарственными воплями… Однако – полный абзац. Они не дождались ни первого. Ни второго. Ни третьего.

Наоборот. Американцев коротко, чрезвычайно доходчиво послали, сам, Леха, знаешь куда. Ведь севастопольцам не впервой защищать свою землю от оккупантов… Пришлось обматеренной от носа до кормы «Авантюре» менять курс. И искать другое пристанище.

– Вот это, блин, по-нашему!.. Как говорится, враг с дороги уходи. Иначе костей не соберешь!

– Пришли они, значит, в Феодосию. Пришвартовались. Все вроде бы спокойно. Никого не видно. Начали разгружаться. Готовиться к предстоящим того гляди совместным военным учениям Украина – НАТО… Опять позорный прокол.

Откуда ни возьмись, появились тысячи крымчан. Из Феодосии, Севастополя, Симферополя, Бахчисарая, Судака, Ялты… Развернули палаточный лагерь. Мол, мы, здесь обосновались надолго. И, если что не так, переломаем вам рога, козлы иноземные.

Пикетчики оперативно и наглухо перекрыли все подъезды к порту… На причале устроили массовую демонстрацию протеста. Большинство митингующих держали в руках транспаранты с надписью: «Россия – друг, НАТО – враг!»

В Киеве, понятно, полная паника. Новые репрессии против «агентов влияния»… При невыясненных обстоятельствах в городе был застрелен активист движения «За Украину, Беларусь и Россию» (ЗУБР) один из руководителей акции «НАТО – СТОП» Юрий Хадарцев.

– Почему Россия помалкивает?.. Ведь к ней как к главной защитнице постоянно обращаются крымчане. И вообще все русские из идущей в разнос Украины.

– Никакой, Леша, реакции. Больно уж невнятная политика у нашей власти… Она побаивается ссориться с любым киевским правителем, каким бы русофобом он ни был. И готова дружить в засос с кем угодно без оглядки на интересы собственной страны.

Отношения с США тоже замысловатые. Американцы явно ведут подготовку к открытию военной базы в Крыму и вступлению Украины в НАТО… Мы скрипим зубами. И ни одного протестного слова. Дабы не плюнуть в душу Америке – вроде бы союзника.

– Все же Путин наконец-то дошел до точки кипения… Прорвало его, Серега, в феврале нынешнего года на международной конференции по безопасности в Мюнхене. Нагнал страха на всех присутствующих. Прежде всего на америкосов.

 Пригрозил – Россия примет соответствующие меры для обеспечения собственной безопасности и независимости… Другими словами. До него все-таки дошло – ждать от забугорных корефанов ничего хорошего не приходится.

– Лучше поздно, чем никогда. Только очень печально, Леша, что очевидные факты власти признают слишком поздно… Если говорить об отношениях с Украиной, то воз и ныне там. Мы им – многомиллиардные рублевые льготы. Они нам – русофобскую истерику.

Да и ситуация у них накаляется с каждым днем. Рано или поздно, я уверен, громыхнет очередная гражданская война… Снова русские пойдут на русских. Опять обильно прольется кровь русская.

– Она уже пролилась и в самой России, Сережа. Я имею в виду чеченские войны… Официальной цифры потерь гражданского населения по национальностям, конечно, нет. И не будет. Чтобы, не ровен час, не взбунтовалась вся страна.

Есть неофициальная… Только за 1991–1994 годы в мятежной республике расстреляли и вырезали примерно 20(!) тысяч русских. Более 250(!) тысяч, бросив все нажитое имущество, бежали из Чечни.

У них с особым рвением выполняли печально известное указание Ельцина: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить!»… Я уж не говорю о том, насколько миллионов(!) мы сократились за годы правления самодура-алкаша.

– Для начала, Леша, зачитаю-ка некоторые цифры, основанные на переписях населения с давних времен… Они вроде бы сухие. Невыразительные. На самом деле рисуют очень даже образный портрет нашей непутевой истории.

Итак. Численность русских в миллионах человек: 1646  – 7,0, 1719 – 14,4, 1795 – 33,8, 1858 – 54,8, 1897 – 97,8, 1914 – 138,8… Перспектива ясна и оптимистична. Почти три века мы удваивались каждые 50–60 лет.

Несмотря на бесчисленные разрушительные кровопролитные войны. И во времена Петра. И кавказские. И балканские. И нашествие Наполеона. И так далее… Как бы там ни было, тенденция удвоения, что жизненно важно для России, не нарушалась.

Если бы многовековая славная традиция продолжалась, то в 1979 году нас стало бы 280–300 миллионов. В 2050-м – 550–600… Ан нет. Из-за бездарности антирусской власти и ее холуйства перед Западом мы получили демографическую катастрофу!

– Как ее только не окрестили бесстрастные демографы: и «русским крестом», и «сверхсмертностью», и «депопуляцией»... По сравнению с тем, что происходило у нас, еврейский холокост и резня армян турками сегодня кажутся детскими утренниками.

– Сущая правда, Леша… Для убедительности давай снова вернемся к статистике. Посмотрим, чем закончился «великий эксперимент» по импорту в Россию «рыночной демократии» и «безродного глобализма».

Во времена «застоя» в РСФСР рождалось около 2 000 000 русских детей в год. Смертность не превышала 1 200 000… Мы увеличивались примерно на 800 000 человек.

В результате либеральных реформ, будь они многократно прокляты, русский народ вместо ежегодного увеличения своей численности на 800 000 получил зеркальное… вымирание! Каждый Божий день больше 2 000(!) человеческих душ уходили в мир иной.

Это целая деревня. Или поселок. Даже городок. С ума сойти можно – были и нет. Ежедневно… Наверняка русские кладбища уже превысили площадь Москвы. Но сидящие в ней власти, как положено, ни в чем вроде бы не виноваты. Сами, мол, демократии-то захотели.

Исходя из аховой ситуации, демографы пересмотрели свои долгосрочные прогнозы… Предполагали, что в 2050 году в России будет проживать 550–600 миллионов русских. Получается 90–100. В лучшем случае. Если вообще все мы не вымрем к тому времени.

– Сережа, президент тоже как-то публично озаботился погребальной темой… Говорил Путин, словно на всероссийских похоронах. Душевно. Проникновенно. Прямо-таки с горькими слезами в голосе:

«Через пятнадцать лет нас будет меньше на 22 миллиона. Просто задумайтесь над этой цифрой – это седьмая часть населения России. Если текущая тенденция сохранится, мы столкнемся с прямой угрозой существованию нации»… Доперло, блин, наконец-то.

– Катастрофическая ситуация заставила... После прошлогодней Кондопоги, о чем я уже упоминал, вдруг слово «русский» вспомнил. Даже назвал себя «типичным русским человеком». И возопил о «русском мире».

В его, правда, своеобразном, точнее, антирусском понимании… Мы говорили с тобой вчера о продолжающихся арестах русских активистов (в том числе бывшего министра печати Бориса Миронова). О закрытии русских газет, журналов, радиостанций.

Власти запретили ко всему прочему проводить очередной «Русский марш» в Москве… На данном фоне признание Путиным своей природной русскости и сердобольные мечтания о «русском мире» – типичное политическое юродство. И не более того, к великому сожалению.

– А его, Серега, недавний наскок на русских националистов… Почеркнуто бесстрастный на сей раз, он дал волю эмоциям. Для начала обозвал их «непорядочными людьми». Через секунду – «просто придурками, либо провокаторами».

– Так Путин среагировал на лозунг некоторых окончательно отчаявшихся ребят «Россия для русских». Мол, чего захотели. Совсем распоясались. Всех, блин, к ногтю… К тому же, Леша, согласись, это не лучшая лексика для общения с подданными.

Мы ведь все запоминаем. Когда неизбежно придет час разбора полетов, церемониться, само собой, с русофобами особо не станем… Да и вообще на слово «национализм» наложено официальное проклятие. Его запрещают. Избегают. Боятся, как конца света.

Значит-то оно любовь к собственному народу. Преданность ему. Заботу о его здоровье, нравственном и физическом… Все по делу. Особенно при стремительном вымирании государствообразующей нации.

Нет. Русские националисты власти категорически не подходят… Называли бы они себя патриотами – другое дело. Любили бы себе тихо-спокойно березки. Плакучие ивы. Малую родину. Но свой народ – ни-ни. Ни в коем случае. Ведь у нас «многонациональная страна».

– Это же, Серега, наглое вранье. Фальшивка. Фальсификация… Даже за бугром, где у России друзей не было, нет и не будет, на сей счет имеется совершенно противоположное определение.

Если более двух третей населения принадлежат к одной нации, государство называется мононациональным… У нас более 80 процентов русских. Что больше, чем евреев в Израиле. Латышей в Латвии. Казахов в Казахстане. И так далее.

Посему лозунг некоторых наших националистов «Россия для русских» в принципе совершенно справедлив. Мы на самом деле – мононациональная страна… Хочет власть или нет, это неоспоримый факт. Никуда не денешься.

– Она в политике придерживается противоположного принципа: «Россия не для русских». Смотри, Леша, что получается… Национальные республики – дом коренной нации. О чем неустанно напоминает их руководство.

Вот слова Муртаза Рахимова: «Башкортостан – историческая  родина и единственное место консолидации башкирской нации»… Правильно – правильно. Справедливо – справедливо. По делу – по делу.

Каждый нормальный лидер не может быть лишен чувства национализма. Не любить и не заботиться о своем народе… Если у него, понятно, есть совесть. И он не отпетый интернационалист.

Наши властители прямо-таки неизлечимо больны интернационализмом. И готовы в лепешку разбиться перед кем угодно… На своих им традиционно наплевать. Не случайно и из гимна, и из конституции бесследно исчезло слово «русский».

– Ты, Сережа, абсолютно прав. Сегодня невинное вроде бы выражение «многонациональное государство» относительно России  означает лишь одно: нерусское государство, государство не для русских… Есть ли выход из сложившейся ситуации?

– Один-единственный – создание национального русского государства. В нем мы наконец-то станем хозяевами своей судьбы… Его гражданами будут, конечно, не только русские. Но все коренные народы. И никого больше.

Другого варианта не может быть. Почему?.. Во-первых, русские –  исторический, образно выражаясь, творец России. Во-вторых, составляют очевидное демографическое большинство. В-третьих, становой хребет государства.

И еще, Леша. Жизненно важно, мы никому не имеем права передоверять ответственность за судьбу страны… Поскольку Россия и русские – тождество. Одно просто невозможно без другого. Или мы есть. Или нас нет.

– Ты сказал о гражданстве: «И никого больше»… Кого имел в виду?

– Тех, кто имеют свои национальные государства. Пусть грузинами, армянам, казахами, узбеками и так далее занимаются в Тбилиси, Ереване, Астане, Ташкенте… Россия должна забыть про Советский  Союз и заняться самой собой. Иначе выдохнемся окончательно.

– Правильно, Гвоздь. Только почему-то забыл о евреях… Опять, видимо, меня на вшивость проверяешь?!

– На сей раз, Колобок, на бдительность… Ты у нас уже почти виднейший специалист в иудейском вопросе.

– Спасибо за комплимент, Серега. Начну, пожалуй, со строк Александра Сергеевича: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет»… Что мы имеем в наличии сегодня? Какую-то непонятную Россиянию, насквозь провонявшую жидовским смрадом.

Следовательно… Евреев надо выгонять поганой метлой в первую очередь. Потом обязательно аккуратнейшим образом продезинфицировать всю территорию от Владивостока до Калининграда. И не пускать их к нам во веки веков.

Непрофессионалы, вроде тебя, могут задать глупейший вопрос: «Они определяют национальность по матери. Что делать нам?..» В гробу мы видели, чего «народ избранный» на Земле обетованной напридумывал.

Исходим исключительно из собственного опыта… Формулирую в простонародном проверенном временем варианте: «Еврей – это никчемный человечек, в ком булькает хотя бы четвертушка жидовской крови».

– Ты гений!.. Ценитель мудрого русского фольклора! – аж вскочил со стула Сергей Петрович. – Колобок, браво!.. Слава бывшему соседу по парте!.. Готов отбить ладони от восхищения!

– Гвоздь! Не надо преждевременных восторгов!.. Я только в начале долгого пути по доскональному изучению еврейской тематики. Когда приду к финишу, прочитаю тебе умопомрачительную по трагизму лекцию.

– Буду ждать, Леха… И без тебя ясно одно – нынешняя насквозь прожидовленная власть антирусская. По сути. По мировоззрению. По планам. Ничего хорошего, понятно, нам не принесет. Значит, ее надо менять на корню. Чем быстрее, тем лучше. Иначе сливай воду.

– Какие идеи, Серега, выдвигают нашенские, как ты их назвал, «философы-мыслители»?.. Или они окончательно перевелись?

– Исключено… Даже если на Земле, предположим, в живых останутся двое русских. Один перед последним выдохом, чинно перекрестившись или душевно отматерившись, обязательно успеет изложить собственное суждение. Глобального наверняка масштаба.

Мы на мелочевку, общеизвестно, не размениваемся… Сегодня размышляем о русском мировом порядке, русской вселенной, Всемирном русском народном соборе, славянском братстве. И о прочем.

В ходу также «Русская доктрина», «Великая национальная идея», «Русский мир», «Проект Россия», «Русские тезисы»… Некоторые требуют возродить монархию. Другие – царство. И так далее, и тому подобное.

– Мысль, Серега, чисто теоретическая, кипит. Практического толка, как обычно, с гулькин хрен… Так?!

– Именно… И все же. Даже коммунисты-интернационалисты озаботились нынешним положением русских в России. На X съезде КПРФ приняли резолюцию «Коммунисты и русский вопрос».

Зюганов время от времени публикует личное «Обращение к русскому народу». Он даже издал книгу «О русских и России»… В советские времена они нас разделили на три части. Гнобили без зазрения совести. Ныне в друзья набиваются.

– Да-а-а... Ситуация. Народ, естественно, окончательно запутался. Сплошная сумятица в умах… Прочитаю-ка я тебе, Серега, одно стихотворение из Интернета. Оно как раз по теме. И называется вопросительно «Правильной дорогой?»:

 

               «О, если б знать, какой дорогой

               Средь непролазного вранья

               Идет страна сегодня в гору,

               А завтра – кубарем с холма.

               Вперед, назад, налево, вправо?

               Где проторенная тропа?

               Ведут политики нас браво.

               А в результате – в никуда…»

 

– На стихотворный вопрос, Леха, отвечу сверх образной публицистической прозой Проханова… Во всяком случае Александр Андреевич, как ему кажется, точно знает, «какой дорогой» идти нам дальше:

«Первой Империей» была Киевская Русь. «Второй» – Московское царство Рюриковичей. «Третьей» – «белое царство» Романовых.  «Четвертой» – «красный» Советский Союз. Мы свидетели зарождения «Пятой Империи».

Она еще не видна. Ее зачатия почти никто не заметил. Кругом все те же карканья, клекот и хрип. Но священное зачатие состоялось. Так будем следить, как в снегах и зорях взращивается эмбрион.

…Кажется, кончается беспросветность русской жизни. Среди длящихся кошмаров и разорений, грязи и глупости начинает брезжить надежда. Из-под асфальта ельцинизма, разламывая черную корку, начинает выбиваться свежий росток новой русской государственности – слабый намек на развитие, на «Пятую Империю».

– Да-а-а… Ничего не скажешь. Напишет Проханов, так напишет. Хоть рюмаху водки на радостях опрокидывай. И приступай к съемкам душещипательного многосерийного фильма… Ну да ладно. Что ты думаешь об указанном писателем пути?

– Уверен – это тупик… Мировая история видела гибель многих империй. Все они существовали только до тех пор, пока империяобразующий народ сохранял доминирующее положение во всех сферах – в политической, религиозной, военной, хозяйственной.

Так происходило и в России до поры до времени. Хотя все, упомянутое Прохановым, строились не просто за счет русских. А в прямом смысле слова на русских костях и русской крови… Всему есть предел. И физическим силам. И моральным.

Самым лучшим доказательством глубинного безразличия русских к судьбе своей империи стал распад Советского Союза… Никто и пальцем не пошевелил, чтобы его спасти. Поскольку советская Родина-мать на самом-то деле снова оказалась их мачехой.

«Четвертая «красная» империя» рассыпалась, как карточный домик. Что принесли нам времена Горбачева – Ельцина – Путина, известно… Послушай мнение нашего замечательного писателя – Валентина Распутина:

«Сегодня мы живем в оккупированной стране, в этом не может быть никакого сомнения… Что такое оккупация? Это устройство чужого порядка на занятой противником территории. Отвечает ли нынешнее положение России этому условию?

 Еще как! Чужие способы управления и хозяйствования, вывоз национальных богатств, коренное население на положении людей третьего сорта, чужая культура и чужое образование, чужие песни и нравы, чужие законы и праздники.

 Чужие голоса в средствах массовой информации, чужая любовь и чужая архитектура городов и поселков – все почти чужое, и если что позволяется свое, то в скудных нормах оккупационного режима».

– Точнее не скажешь… Тем не менее Проханов упоминает о «свежем ростке новой русской государственности».

– Да, Леша… Слово «русский» у него среди образных сравнений и афоризмов иногда встречается. Он тем не менее мечтает о создании «пятой империи». А не русского национального государства. Это абсолютно разные вещи.

От имперских амбиций власти мы уже получили дальше некуда – один человек умирает каждые одиннадцать секунд. Ситуация на самом деле критическая… Вот что по этому поводу думает еще один известный человек – Александр Зиновьев:

«Русский народ как единый народ уже не существует, он атомизирован, раздроблен, десятки миллионов обречены на вымирание, и они вымрут в ближайшие десятилетия. Сейчас общее физическое вымирание у русских уже идет. Психически и идеологически люди также тяжело больны».

– Вернемся, Сережа, к Проханову… Сразу после водворения на трон Путина, помню, он в своей образно-красочной манере обличал президента чуть ли не как врага русского народа номер один. Сегодня, выходит, кардинально поменял прежнее мнение?

– Больше того. Александр Андреевич, по сути, надел на Владимира Владимировича нимб святого… «Власть далась ему даром. Для ее обретения он не совершал дворцовых переворотов. Не интриговал годами, таясь в коридорах власти, дожидаясь урочного часа. Не рисковал жизнью. Не устранял соперников с помощью кинжала и яда. Он был счастливчик, избранник судьбы.

…Будучи прозорливым, обладая «мистическим опытом», он задумывался о своей судьбе. О своей «богоизбранности». Бог зачем-то, сберегая его силы, заслонял от напастей охраняющей дланью, возводил его по ступеням власти, открывал горизонты. Словно готовил к чему-то. Ждал от него решения. Огромного, ему одному вмененного поступка.

…Президент задумывался о своем предназначении. Гадал о поступке, которого ждал от него Господь. Чтобы не ошибиться в выборе, не обмануться прельщением, он отправился в одно из священных мест России, где, как говорило поверье, Господь Бог коснулся устами земли».

– Мать честная!.. «Счастливчик». «Избранник судьбы». «Прозорливый». Плюс «Мистический опыт». «Богоизбранность»… Да после столь возвышенных слов законное место Путина в золотом окладе в храме Христа Спасителя! На самом престижном месте.

Другое дело, дождется ли Господь Бог и мы, русские грешники, «от него решения. Огромного, ему одному вмененного поступка»… Лично я сильно сомневаюсь. Может, у тебя, Сергей Петрович, другое мнение?!

– Соглашусь, пожалуй, Алексей Александрович. Что-то тоже не наблюдаю, как «из-под асфальта ельцинизма, разламывая черную корку, начинает пробиваться свежий росток новой русской государственности» в виде Путина… Чему по логике вещей две причины.

Во-первых, яблоко, как известно даже детям, недалеко от яблони падает… Во-вторых, просто необъяснима почти мгновенная передислокация безвестного подполковника в кагэбэшных погонах из Питера на царский трон в Москву.

– Может, по версии Проханова, Господь Бог дал сие распоряжение со святых небес… На самом деле, уверен, из многогрешного Тель-Авива Моссад приказал своим бесчисленным сородичам-стукачам возвеличить кого надо в России.

Во благо их «избранного народа»... Поэтому мечта писателя о «пятой империи», хочешь не хочешь, намертво связана с иудейской «пятой колонной». И Путин, ее ставленник, радеет соответственно не за «новую русскую государственность». А еврейскую.

Пожалуйста, Серега, наглядный пример… Вчера-сегодня мы с тобой говорили о притеснении русских на всех фронтах. Тем, кто сопротивляется, или пулю. Или избиение до полусмерти. Или арест и отправка в кутузку.­

Лишь политическая проблядь еврей Жириновский в шоколаде. Единственный … … … громогласно-бесстрашный защитник угнетаемого государствообразующего народа. И никто его пальцем не трогает… Наоборот. Даже высокие правительственные награды вручают.

Почему?! Жирик – бесценная жидовская марионетка в антирусском спектакле… Мол, вы, русское быдло, окончательно вымрете. Сгинете с лица России без нас, мудрых и всеведающих евреев.

– Действительно, Леша. Как верно заметил Распутин, мы с трудом выживаем «в оккупированной стране»… Точнее, в России, прожидовленной сверху до низу. Слева направо. Вдоль и поперек.

Не могу не согласиться и с Зиновьевым. Русские на самом деле «атомизированы» и «раздроблены». Тяжело больны «психически и идеологически»… Не вижу, в отличие от Проханова, потенциального спасителя русского народа в Путине.

– А в ком, Сергей Петрович?!

– Конкретную фамилию назвать не могу. Не знаю. Он обязательно появится, исходя из нашего исторического опыта… В самые критические моменты на политическую сцену непременно выходил позарез нужный русским герой. И властной рукой спасал Россию.

Любое государство требует в экстремальной ситуации решительности. Жесткости. Даже жестокости. Иначе оно распадается на части и исчезает… Примеров тому уйма. Мы же, несмотря на любые заварухи, выживаем. И существуем назло недругам.

– Ты имеешь в виду Грозного и Сталина? Как только их не называют наши «родные» демократически-жидовские СМИ!.. И кровавыми убийцами. И патологическими садистами. И несусветными извергами.

– Они, понятно, далеко не святые угодники. Но так, Леша, случалось в истории всех сильных государств… Вожди всегда рождались в ожесточенной борьбе за власть. В кровопролитных схватках с внутренними и внешними врагами. Тут уж не до сантиментов.

Принципиально и жизненно важно другое. Обеспечил ли новый лидер будущее своей стране? Или угробил ее окончательно?.. Скажу предельно коротко о тех, кого ты упомянул. Они однозначно свершили великие(!) деяния для России.

Иван Грозный жестко пресек попытки местных князьков растащить страну по уделам. И создал мощное монолитное русское государство… Его несколько веков спустя Сталин защитил от нашествия фашисткой орды, захватившей чуть ли не полмира.

Вот что значит для России жесткая рука. Когда она мягкая, на нас обрушиваются сплошные катастрофы… При добросердечном Николае II развалилась Империя. При демагоге Горбачеве – Союз.

Дальше больше… Ельцин за годы правления угробил в мирное время русских больше, чем погибло немцев на фронтах Второй мировой… При Путине мы вообще вроде бы исчезли. Точнее, превратились в «многонациональный российский народ».

– Серега, ни одного, ни другого мягкотелым никак не назовешь… Внушительных габаритов самодур из Свердловска в приступах гнева очень походил на заправилу бандитской шайки с окраины.

Мелкоту из Питера не отличишь от хитрожопо-коварного главаря преступной группировки всероссийского масштаба… Как уставится щучьими глазками на потенциального конкурента, дело – швах. Готовься к очередным политическим поминкам.

– Оба, само собой, не беззубые цыплята. Волчары они с острейшими клыками. Иначе завистники в мгновение ока оторвут кого хочешь от властного трона… Есть ли от них хоть какой толк для русских? Вот в чем вопрос.

Никакого. Только вред… Поскольку исключительно из шкурных конъюнктурных соображений они, бывшие коммунисты-интернационалисты, вдруг стали либерал-демократами. И каждого поначалу радостно обласкали западные «друзья»-шакалы.

Они, к великому сожалению, не стали националистами. Лидерами, искреннее преданными и очень нужными своему народу… Такая власть, Леша, русским, естественно, и даром не нужна…

 

Алексей Александрович согласно покачал головой. Задумался. Зачем-то внимательнейшим образом осмотрел стол. И… пожалел. Поскольку пред его взором предстал широкий выбор закусок, привезенных им же из Москвы.

Ему захотелось есть. Очень-очень-очень. И рука непроизвольно потянулась к чрезвычайно аппетитному ломтю ветчины… Ее движение звонким шлепком остановил Сергей Петрович. И суровым взглядом указал однокласснику на антоновку золотую.

Что-то, наверняка нецензурное, Алексей Александрович беззвучно прошлепал губами. В знак решительного протеста... Смирился, однако. И вернулся к сугубо диетическому питанию.

Вымыл большое яблоко. На терке размельчил его на микроскопические кусочки. Зеленоватую кислую массу, не жуя, проглотил небольшими порциями. Запил водой… Полегчало. И политолог снова вернулся в диалог:

– Согласен, Серега. Такая власть русским на … не нужна. Рассмотрим-ка вероятные сценарии ее смены. Перечислю основные… Во-первых, президенту и его дружбанам озверевшие избиратели дают увесистый пендель под задницу на выборах.

– Расфантазировался ты, Леша, не в меру… Большинство трезвомыслящих людей не участвуют в выборной надуваловке. Точнее, нажравшись так называемой демократии, категорически не хотят садиться за один стол с шулерами.

Некоторые по простоте душевной искренне считают, что власть можно поменять путем постановки крестиков в бюллетенях… Выражаю сердечное соболезнование отечественным романтикам-идеалистам.

Для других в смутно-бардачные времена выборы стали этакой игрой-забавой-развлекухой. Вроде скачек на ипподроме с заманчивым призывом «Делайте ставки, господа-товарищи, на своих фаворитов!»

Лично я в них участвовал, как миллионы других русских, по единственной причине. Чтобы официально продемонстрировать отвратное отношение к власти… Она почувствовала угрозу. Сдрейфила. И в прошлом году отменила графу «Против всех».

– Ну ладно, Серега. На выборах, скорее всего, нам действительно ничего не светит… Предлагаю сценарий государственного переворота. Для уточнения назовем его дворцовым или аппаратным.

Тем более исторического опыта нам хватает. Лишь за последнее столетие в России их стряслось по крайней мере три… В начале 1917-го император отрекся от престола. Позже громыхнула революция. Сначала – буржуазная, осенью – социалистическая.

В 1964-м – убрали Хрущева. Аппаратный переворот с заменой высшего руководства без изменения политического курса. В 1991-м – уход Горбачева. По сути, повторная буржуазно-еврейская революция… Что, как говорится, год грядущий нам готовит?!

– Очередной бутафорский спектакль. Всероссийского размаха. С участием миллионов персонажей. Шумный. Склочный. С заранее известным финалом… Под названием – выборы президента России.

Кто им станет? Тот, на кого укажет перстом «хозяин»… Думаю, Путин продолжит игрища в демократию. Не станет нарушать Конституцию и не пойдет на третий срок… Назначит проверенного временщика и через четыре года снова вернется к президентству.

Таким образом, Алексей Александрович, на данный момент сценарий государственного дворцово-аппаратного переворота – полное фуфло… Кремль оккупировала сплоченная стая. И любому потенциальному заговорщику они тут же пасть порвут. Публично.

– Допустим, Сергей Петрович. Среди более или менее реальных претендентов на временный трон чаще всего называют Иванова и Медведева… Каково твое мнение о подобном политическом раскладе?

– Первый, абсолютно ясно, вне игры. Почему?.. Объясняю неразумным политологам элементарные вещи. Он почти ровесник Путина. Значительно выше его ростом. Да и просто красавец.

Оба из Ленинграда. После окончания вуза и тот, и другой пошли под знамена КГБ… Больше того. В начале карьеры пару лет они даже сидели за соседними столами в одном кабинете.

Дальше их чекистские тропы разошлись. И привели к разным служебным высотам... Владимир Владимирович дошагал по кагэбэшной лестнице лишь до подполковника. Сергей Иванович – аж до генерал-полковника… Разницу, Колобок, сечешь?!

– Еще бы, Гвоздь!.. Каждый рядовой, не подлежит сомнению, мечтает стать генералом. Но лишь единицам везет получить погоны с большими золотыми звездами.

– Правильно мыслишь… Путина, естественно, охватила законная зависть к более успешному коллеге по «тайному фронту». Посему выдвигать красавчика Иванова в президенты. Снова ходить под его началом никак нельзя. В душевном плане катастрофа.

Последние нервишки рванут к чертовой матери… Кроме того, никто не ведает, какие мысли колобродят в генеральской башке. Вдруг он, не дай Бог, рассерчает. И в гневе прямо-таки расплющит подполковника, как политического таракана.

– Да-а-а, Серега… Логично. Следовательно, Иванова из списка претендентов вычеркиваем. Остается, выходит, Медведев.

– Однозначно… Он для Путина, как манна небесная. Самый лучший и безопасный вариант. По всем параметрам… Младше на тринадцать лет. То есть салабон. Такого же низенького роста. По внешним данным до Тихонова-Штирлица тоже недотягивает.

Тихий прилежный школьник из Ленинграда. Старательный студент. В стройотрядах не работал. В армии не служил… Другими словами, ни то, ни се. Ни рыба, ни мясо. Если так можно выразиться, более «послушного местоблюстителя» просто не найти.

– Значит, Гвоздь, дворцово-аппаратного переворота мы не дождемся… Предлагаю следующий крутой сценарий – революция сверху.

– Колобок! Что ты, блин, несешь-то?!. Действующая власть не способна на решительные действия. Потому что окончательно закостенела. Зацементировалась. Окопалась. И со слабой надеждой сама себя успокаивает: «Лишь бы не раскачалась лодка».

Но она с каждым днем раскачивается все сильнее. Поскольку для простых людей абсолютно ничего не меняется в лучшую сторону. Наоборот, в худшую… Из-за отсутствия мозгов власть захватившие собственными руками ведут Россию к революции снизу.

– Вот-вот, Серега. Ты упомянул последний сценарий – народный бунт. Мятеж. Восстание… Что характерно, в нынешнем году нашенское и всепланетарное еврейство будет победно отмечать юбилей Великой Октябрьской революции.

Уже девяносто лет у нас продолжается иудейский шабаш… Жиды, как ненасытная саранча, планомерно подтачивают русские корни. Они, по сути, прибрали-таки Россию в свои загребущие липкие клешни. И радуются без меры.

Тот, кто владеет страной с богатейшими природными ресурсами на Земле, будет определять судьбу всего человечества. А мировое господство – извечная хрустальная мечта «избранного народа».

Посему евреи цепляются за Россию всевозможными непотребными способами… То истошно верещат о мнимых «русских фашистах». То пускают сопли об «общечеловеческих ценностях», ими же придуманными ради собственного выживания-процветания.

– Леша, у нас выбора нет. Или мы отрубаем им, как ты живописно выразился, «загребущие липкие клешни». И навечно выгоняем со своей земли… Или же сами медленно и мучительно подыхаем как нация и страна.

– Ради собственного самосохранения способны ли сегодня русские на всенародное восстание, бунт, мятеж, революцию?

– Нет. Как ни прискорбно это признавать… Потому что одни похожи на перекати-поле. И шарахаются от одного политического пустобреха к другому с несбыточной надеждой на лучшее.

Другие традиционно причитают: «Лишь бы не было войны». Хотя давно уже поставлены жидами к стенке… Верующие исправно исходят из вбитого в их головы постулата: «Бог терпел и нам терпеть велел».

Русские похожи на огромное хорошо управляемое человеческое стадо. Куда скажут, туда покорно и бредем… Лишь бы, размышляем, день-другой, неделю-месяц продержаться. А в будущее, чтобы окончательно не сбрендить, лучше вообще не заглядывать.

Ко всему прочему менталитет нашего народа таков: мы традиционно терпеливо ждем указаний сверху. Им-то оттуда вроде бы виднее… Веками надеялись на Господа Бога, царя и бояр. Потом – на генсека и коммунистов. Ныне – на президента и либерал-демократов.

– Значит, Сережа, всенародного восстания не будет?

– Повторяю – нет… К тому же русские при всем великом желании не видят, за кем можно пойти. Не появились пока новые герои. Владимира Владимировича Путина к ним, если трезво мыслить, никак не отнесешь.

– Согласен на сто процентов. Не зря у нас говорят: «Самый страшный еврей – это прожидовленный русский»… Быть мне негром, Гвоздь. Войдет он в историю не под сокращением ВВП. А АПП – «антирусский прожидовленный президент».

Получается, ни один из сценариев смены власти неосуществим?.. Неужели нынешняя смута-бардак-беспредел, упаси Господи, останется в России на вечные времена?!

– Колобок, хочу тебя утешить… Нет. Это, слава Богу, тоже невозможно. Ведь абсолютно ясно: наши правители не способны, как теперь модно говорить, ответить на исторические вызовы.

Они, видно невооруженным глазом, не могут решать ни внешние проблемы, ни внутренние. Прежде всего, конечно же, русский вопрос… Значит, хотя бы один из сценариев, кажущейся невероятным сегодня, спустя некоторое время обязательно сработает.

Либо в правящей верхушке сплотится группа, готовая совершить дворцово-аппаратный переворот… Либо народ, доведенный до крайней точки отчаяния от бесполезных ожиданий, будет окончательно готов к революции снизу.

– Кому из них, Сережа, удастся сменить недееспособную власть?

– Не столь важно… Самое главное – рождение Русской России. С совершенно новой национальной идеологией и моделью развития страны. Когда мы станем в конце-то концов народом для себя. А не для других.

В переломные моменты, как сегодня, все решит пусть небольшая, но сплоченная группа людей. Возглавит ее непререкаемый лидер. Сильный. Волевой. Упертый. Русский до мозга костей… И никакой, блин, коллегиальности с нескончаемым словесным поносом.

– Какой вы, батенька, экстремал!.. Где, позвольте полюбопытствовать, мнимая демократия. Разнузданные СМИ. Бутафорские партии. Опереточная Госдума. Полусонный Совет Федерации. И прочие государственные атрибуты-обманки.

– Колобок! – взревел Сергей Петрович. – Ты сам абсолютно правильно ответил на свои же вопросы!.. Издеваешься надо мной?! Или на вшивость проверяешь?!

– Исключительно, Гвоздь, на боеспособность. Годы-то неизбежно берут свое… Лишний раз убедился, что ты находишься в отличной умственно-физической форме. Посему прошу в развернутой форме подтвердить мои краткие мысли-предположения.

– Тогда, Колобок, другое дело. Я-то чуть было от возмущения не настучал по твоему шарообразному кумполу… Теперь вижу – двухдневная просветительская работа по промывке засоренного разума политолога дала положительные результаты.

Не раз специально повторялся. Дабы в бестолковой башке хоть что-нибудь оставалось навечно… Вспоминал одни и те же темы, добавляя все новые детали. В них-то нередко была суть ответа на тот  или иной вопрос.

– Большое спасибо, Гвоздь, за усердие. Но зачем постоянно употреблять обидные выражения в адрес друга-одноклассника… Да ладно, выдюжу. Продолжай. Цитирую сам себя: «Прошу в развернутой форме подтвердить мои краткие мысли-предположения».

– Не обижайся, Колобок-Пирожок. Терпи через силу. Все на пользу… Как говаривал непобедимый генералиссимус Александр Васильевич Суворов: «Тяжело в учении, легко в бою». А за Русскую России он наверняка будет долгим и тяжелым.

 Не может не радовать, Алексей Александрович. В тебе все чаще вспыхивают абсолютно трезвые «мысли-предположения»… К примеру, «мнимая демократия». Точнее не скажешь. Хвалю!

– Благодарствую, Сергей Петрович.

– У большинства людей с запудренными пропагандой мозгами слово «демократия» ассоциируется прежде всего с безбрежной «свободой». Во всем… Посему выступать против нее означает прослыть в глазах современников ретроградом-недоумком.

Она, окаянная, обрушилась на Россию-мученицу во время перестройки… В виде ублюдочно-сентиментальных сериалов для пенсионерок. Чернухи-порнухи для молодежи. Голливудских блокбастеров для слабоумных.

Базарных ток-шоу для политиканов. Бездарных игрищ для всех возрастов. Юродствующих жидовских смехачей на эстраде. И прочего культурно-массового ширпотреба с привкусом дерьма. Зато … … … свобода! Демократия!

Заодно, правда, выяснилось: свободное демократическое общество по-рабски подчиняется  «святому» Рынку… Какая, господа-товарищи, совесть и честь?! Забудьте эти слова навсегда. Единственный смысл цивилизованного существования – деньги.

Как они добыты – неважно. Чем больше, тем лучше. Обжирайтесь до маразма. Развлекайтесь до отупения. Жизнь, считайте, удалась… Ежели не сумели заработать на прокорм, подыхайте себе спокойно. Без паники. Права на жизнь, выходит, у вас просто нет.

– Ну ты даешь, Серега! – восхищенно воскликнул Алексей Александрович. – Прямо-таки на глазах нарисовал безысходную картину маслом под названием «Свобода и демократия»… Продолжай.

– Возьмем «разнузданные СМИ»… Пиши-говори, что хочешь, и как угодно. Ври самозабвенно. Искажай факты по-черному. Поливай грязью хоть Господа Бога, хоть президента Путина. Или вылизывай им задницы в зависимости от политической ориентации.

На словах все вроде бы можно. На деле в демократическом обществе никакой свободой и не пахнет… Стоило русским вспомнить о незавидном положении в собственной стране, их газеты-журналы позакрывали. Редакторов упрятали за решетку.

О чем мы вчера-сегодня не раз и не два вспоминали… И о том, что все происходит под круглосуточный истеричный визг еврейских СМИ. Мол, того гляди «русские фашисты», «русские националисты» дадут прощальный пинок под зад нам, «избранному народу».  

– Чувствуют, трусливые, – неизбежно приближается конец их малины в России. Интуиция, хитрожопых, не подводит… Поскольку я сам себе присвоил почетное звание «восходящей звезды антисемитского небосклона», позволь порассуждать еще вот о чем.

Смотри… На сегодня в мире две сильнейшие атомные державы –  США и Россия. В обеих капитально обосновались евреи. Причем не просто как сыр в масле катаются. Заодно и там, и здесь прибрали власть к своим шаловливым похотливым ручонкам.

Под их контролем политика, банки, промышленность, медицина, золото, бриллианты, СМИ, кинематограф, театры, эстрада, шоу-бизнес и так далее… Им, аферистам-мошенникам, все мало. Нет чувства меры. За что уже не раз расплачивались по полной.

Возьмем Россию. Не без жидовского участия рухнула огромная Империя. Развалился Союз. Ныне окончательно разворовывается Федерация. Все по их плану… И все же. Они тем не менее очень неуверенно чувствуют себя. Опасаются за собственную шкуру. Почему?

– Потому что змеиным умом евреи тонко чувствуют опасность. Прекрасно осознают – рано или поздно час расплаты обязательно придет… Посему воруют, воруют, воруют. И переводят фантастические суммы за океан. Куда, если успеют, сделают ноги.

Там они более или менее в безопасности. Поскольку Россия и США – абсолютные антагонисты… По истории (ее у американцев, сам знаешь, кот наплакал). Мировоззрению. Традициям. Образу жизни.

– Нас связывает, Серега, одно, – не удержался Алексей Александрович: – Мы многонациональные государства. И, соответственно, имеем общие проблемы.

– Колобок-Пирожок! Ты сам себе противоречишь. Недавно справедливо утверждал – Россия по всем международным нормам мононациональная страна… Вспомним и другое.

Эмигранты уничтожили американских индейцев. Создали Соединенные Штаты Америки… Русские же миролюбиво освоили огромную территорию. Сохранили в целости сохранности все большие и малые коренные народы… Принципиальную разницу видишь?

Заодно заглянем в демографическое будущее США… Через несколько десятилетий, по прогнозам самих американцев, белые превратятся в меньшинство. И, понятно, ослабнут скрепы – государствообразующий народ.

Он у них и сейчас далеко не монолит. Ведь состоит из людей самых разных национальностей. Некоторые, естественно, не очень-то ладят друг с другом… Плюс латиноамериканцы, черные, желтые со своими претензиями на место под солнцем.

Поэтому США, несмотря на истеричные призывы к толерантности, скоро ждет великий межнациональный раздрай. Смута. Кровопролитные столкновения. Политическая склока… Словом. Рухнет их вшивая демократия, как карточный домик.

– Сергей Петрович, минуточку… Так о какой безопасности евреев при подобном варианте может идти речь?

– Невнимательный Алексей Александрович. Я же сказал: «Там они более или менее в безопасности». Поскольку продажно-пронырливый народишко, мягко выражаясь, не любят везде. Во всем мире. И отдаленного будущего у него вообще нет.

Тем не менее… Сегодняшняя Америка, пожалуй, единственная мощная страна, где евреи еще могут прочно закрепиться. И заодно защитить свою отдаленную микроскопическую Землю обетованную от разгрома люто ненавидящими их соседями.

Больше того. Любая смута-бардак, что Россия ощутила на собственном горбу, жидовью на руку. И в финансовом смысле. И, само собой, в политическом… Во время межнационального взрыва они, подкупив все и вся, наверняка придут к власти в США.

– Причем обязательно, Серега, к единовластию… Тогда точно вся планета содрогнется от деяний «еврейских фашистов». Они обязательно жестоко поквитаются со всеми своими историческими обидчиками. Такие холокосты учинят, что никому мало не покажется.

– Ты абсолютно прав, Леша. Такого до остервенения злопамятного народа, как «избранный», на земле не найти… Кто сможет образумить жидовскую Америку? Только Русская Россия. И никто больше.

– Для начала нам самим надо освободиться от еврейских пут… Посему прошу тебя, Сергей Петрович, до конца «в развернутой форме подтвердить мои краткие мысли-предположения».

– Нет проблем, Алексей Александрович… «Бутафорские партии»?! Да как без них можно ставить международный спектакль под названием, повторяю для забывчивых, «Свобода и демократия»?

Никак нельзя… Они всегда такими были. И будут до тех пор, пока гомо сапиенс  наконец-то не прозреет. С оторопью не осознает, что ему столетиями профессионально пудрят мозги политики-лицедеи.

Для них нет нормальных живых людей-избирателей. Есть неодушевленный стройматериал для конструкции собственной карьеры… Для постановки политического шоу перед одураченными зрителями с единственной целью – получение власти.

Когда она правдой-неправдой захвачена, партия-победительница превращается мало-помалу в неизлечимую раковую опухоль на теле государства… Почему? Да потому, что все в мире  развивается по стандартному сценарию.

Поначалу знамена ожесточенной борьбы за власть в руках лидеров. Отчаянных. Убежденных. Готовых к отсидке в тюрьме. Даже на смерть ради идеи… Пока живы старые бойцы, партия какое-то время строго блюдет свои идеалы.

Все постепенно и неотвратимо меняется в худшую сторону. В действие вступает (никуда, блин, не денешься) неизбежная человеческая меркантильная заинтересованность… Поголовно мы, Божьи или чьи там создания, не без греха.

И действительно… Сражаясь за главенство в стране, партия несла своим членам-сторонникам равные невзгоды-страдания. После победы тут же предоставила руководящим кадрам на всех уровнях льготы-привилегии.

– Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!.. За что боролись, на то и напоролись! – воскликнул Алексей Александрович.

– Золотые слова, одноклассник… В партию-победительницу, естественно, слетаются, как мухи на мед, тучи карьеристов и приспособленцев. Начинается драка без правил за хлебные посты.

Все решает уже не бескорыстная преданность общему делу. А иезуитское владение приемами бюрократии… Человек чести всегда проигрывает. Побеждает тот, кто вовремя подставит ногу своему товарищу. И одновременно по-холопски прогнется перед кем надо.

Перед начальниками и обиженной массой, само собой, растет до небес стена непонимания… Рядовые партийцы, видя предательство идеи, или безрезультатно ищут правду. Или идут на компромиссы. Или сами пускаются во все тяжкие.

Партия-победительница окончательно теряет авторитет. Слабеет. Хиреет. Глупеет. Тупеет. Превращается в обыкновенный гадюшник. Или в раковую опухоль на теле государства… Следовательно, должна быть уничтожена-разогнана.

– Подобных случаев, Серега, известно немало в истории. Возьмем нашу собственную… До перестройки в стране насчитывалось более 19(!) миллионов членов Коммунистической партии Советского Союза. Примерно 10%(!) взрослого населения.

Вроде бы огромный, крепко сжатый, властный кулак. Супротив, понятно, не попрешь. Если не хочешь нарваться на крупные неприятности… При Горбачеве под лозунгом перестройки КПСС начала с энтузиазмом заниматься самокритикой. Точнее, самоедством.

Да с таким завидным аппетитом, что в 1991-м полностью… потеряла власть. Заодно с треском рухнул социалистический Советский Союз. И на его месте нежданно-негаданно появилась усеченная, зато демократическая капиталистическая Российская Федерация.

Как данная пертурбация закончилась для русских, мы знаем… Смотрит по телеку ополоумевший люд на бесконечные заседания «государственных атрибутов-обманок». И окончательно запутывается.

То ли приветствовать дикий капитализм, то ли материть его круглосуточно… То ли одну партию поддерживать, то ли вторую, пятую, десятую… То ли радоваться потенциальному светлому будущему, то ли тут же удавиться от нынешней безнадеги.

– У любого, Леша, окончательно крыша съедет. Причем неизвестно в какую сторону… Не случайно очень редкие заседания, по твоему меткому определению, «полусонного Совета Федерации» не показывают. Самим, видно, стыдно.

Другое дело Государственная дума с народными избранниками. Она всегда на экране. Кого и чего там только не увидишь… Я бы разделил демократический спектакль на два акта.

Первый. Заседание рядовое… По всему огромному практически безлюдному залу разбросаны лишь отдельные мелкие кучки депутатов. Тоска смертная. Все поголовно маются от безделья.

Со сцены доносится заунывный голос председателя Думы. Он долго и монотонно объясняет присутствующим достоинства очередного нового закона… Закончив выступление, громким строгим голосом призывает присутствующих срочно начать голосование.

Народные избранники просыпаются-оживляются. Вскакивают со своих мест. И приступают к делу государственной важности… Шустро бегают вдоль рядов пустых кресел из-за массового отсутствия однопартийцев-прогульщиков. И нажимают на нужные кнопочки.

– Так оно и есть… Идиотизм в натуре, – не удержался Алексей Александрович. – Извини, Серега, перебил… Продолжай, пожалуйста.

– Акт второй. Зал заполнен до предела. Представление под названием, как ты справедливо назвал, «опереточная Госдума» начинается… Хоть стой, хоть падай. Потому что подобных персонажей нигде больше не увидишь. 

Вспомним хотя бы одного из них. Депутата еще 1-го созыва от фракции ЛДПР. Вячеслава Марычева из Санкт-Петербурга… Он окончил актерское отделение музыкального училища при Ленинградской консерватории.

На театральных подмостках северной столицы не прижился. Зато прославился на политических ристалищах в Москве… Его пригрел, увидев родственную душу, Жириновский. (Позже распознал серьезного конкурента. Приревновал. И выгнал из партии за «нарциссизм»).

Чего только не вытворял лицедей с необузданной фантазией под сводами Государственной думы… В зависимости от тематики Марычев являлся на каждое заседания в новом образе и соответствующем прикиде.

Он красовался на сцене то в красном пиджаке, то в малиновом… То в телогрейке, то в униформе секты «Аум Синрикё»… То в солдатской шинели, то в арестантской робе… То в белом халате, то в одеянии священнослужителя.

То в рванине бомжа, то в качественной футболке известного клуба… То в добротной полковничьей папахе, то в замусоленной ушанке… То с серьгами, то с клоунским носом… То полуголый, то в бронежилете… И т. д., и т. п.

Постепенно народные избранники вроде бы окончательно привыкли с закидонам коллеги. Все тем не менее несколько удивились, увидев его в… противогазе. И совсем оцепенели, когда он предстал пред их очами с… накладной силиконовой женской грудью.

Кроме того. Вячеслав Антонович железно пообещал явиться на последнее заседание Госдумы в «костюме Адама». И душевно исполнить прощальную арию… Не срослось, однако. По неизвестной мне причине.

– Да-а-а… Прямо-таки живая пародия на народного депутата. Что ты, Серега, еще о нем знаешь?

– Его единственный сын пропал в Чечне. Пытался найти. Даже встречался с Дудаевым. Все безрезультатно… Вернувшись из Москвы домой, продолжил играться в политику. Пару раз пытался прорваться на пост губернатора Питера. Не удалось.

Организовал движение «Пламя». Его сторонники в том числе распространяли антипутинские листовки. Дабы в 2000-м тот не выбрался в президенты. Зря старались… Как-то выявили крупные квартирные махинации в городе.

Накануне заседания местной власти по данному вопросу случилось следующее. Три бандюгана (так не найденные, естественно, до сих пор) избили Марычева. Жестоко. До полусмерти. В его… собственной квартире.

Вскоре инсульт. Потом еще один. Паралич. Лишился речи… Несколько лет еще прожил. Точнее, протянул-промучился в койке. Парализованный и немой… Умер экс-депутат Государственной думы только в прошлом году. В скромной однокомнатной «хрущевке».

– Да-а-а… Многогранная, Серега, история. С одной стороны, образная карикатура на нынешние госструктуры… С другой – жалко Марычева чисто по-человечески. Потерял единственного сына. Да и собственное земное бытие окончил трагично.

С третьей – как многие его коллеги, не воровал миллионы. Не получал откаты… Посему на справил себе ни шикарные безразмерные апартаменты в центре Питера. Ни дачу-дворец за городом.

С четвертой – жил он вроде бы честно… В донкихотском стиле со своей актерско-музыкальной спецификой воевал с несправедливостью. За что и был жестоко наказан какими-то ублюдками.

Жизнь человеческая в России, как всегда, не стоит и копейки. По-прежнему течет кровь русская… Существовала небольшая, а все же семья. Из трех человек – прискорбно, но факт: выжил лишь один.

Точнее, одна. Безутешная вдова, потерявшая мужа и единственного сына. Кто виноват в их безвременной смерти?!. Неизвестно. И никого из властей предержащих, само собой, не волнует.

– Согласен, Алексей Александрович. Так больше продолжаться не может. Иначе скоро ни русских не останется. Ни, соответственно, страны… Меня еще «радует» до отвращения, как судорожно и бездарно гоняется за национальной идеей властная элита.

Она одета во все итальянское. Ест-пьет все немецкое, американское, английское. Ездит на всеми японском. Отдыхает на всем средиземноморском. Детей обучает во всех самых дорогих университетах за бугром… Плевать им с зарубежной колокольни на Россию!

Русские всегда ценили в человеческих взаимоотношениях прежде всего справедливость и честь… Но ни о том, ни о другом наши политиканы и слыхом не слыхивали.

– Грея животы, выпивая-закусывая на Канарах и Кипре, они не национальную идею ищут. А подыскивают оправдание самим себе... «Отмазку» всему тому, что произошло и происходит в измученной стране.

Короче. Пришел я, Сергей Петрович, к окончательному и бесповоротному выводу… Наигрались мы в фальшивую демократию, и будет. Пора браться за возрождение Русской России! И в столь критический момент наверняка путем единовластия!

– Очень рад, Леша, твоему долгожданному прозрению… Значит, моя двухдневная воспитательно-разъяснительная работа не прошла даром. И замусоренные мозги одноклассника окончательно прочистились.

Понимаешь ли, любой народ инстинктивно стремится к стабильности и порядку… Русские пока продолжают отступать. Но уже начинают четко осознавать, что позади – пропасть.

Что гигантской стране нужен не временщик, а долгосрочный русский Хозяин… Что Россия, Украина, Белоруссия просто обязаны слиться в единое мононациональное государство.

Что насквозь прожидовленная власть должна поменяться  на национальную русскую… Тогда все пойдет как по маслу. Выживем мы. Сохранятся все большие и малые коренные народы.

– Все-таки, Сережа… Перед нами нелегкий и долгий путь.

– Конечно. Он займет годы. Скорее всего, даже десятилетия… Кто мы сегодня? Некогда единый народ, рассеченный на части. Перекодированный. Забывший себя. Потерявший смысл своего существования. Выброшенный, по сути, из истории.

Любую другую нацию пора было бы закапывать в историческую могилу. Только не русских, Лешка. Нас ничем не возьмешь… Мы обязательно возродимся. Придет время – ежегодно будем прирастать миллионом, как минимум, новорожденных ребят и девчонок.

– Огромное тебе спасибо за капитальную чистку мозгов!.. Как-то яснее и спокойнее стало на душе.

Алексей Александрович налил рюмку водки Сергею Петровичу. И строго потребовал  выпить «За неизбежное счастливое будущее Русской России»… Тот с удовольствием подчинился.

– Гвоздь! Поеду, пожалуй, срочно домой… Как-то неприлично, сам понимаешь, в данном контексте и мне обойтись без народного сорокаградусного напитка.

– Верно. Столь замечательный тост не поддержать – великий грех!.. Только помни, Колобок: ты на диете! Никакой калорийной закуси!

– Избави Господи!.. Рюмаху водки, Гвоздь, закушу исключительно яблоком! Не сомневайся!

Друзья-одноклассники встали из-за стола. Пожали друг другу руки. Обнялись. Расцеловались… Держась за перила, спустились по лестнице с террасы. И направились через участок к воротам.

Алексей Александрович загрузил в багажник неподъемные сумки с диетической антоновкой золотой. Открыл дверь машины… Задумался. И неожиданно вслух сам себе задал стихотворный вопрос:

 

                «Власть, которой чужое знамя

                 Указует на ипостась.

                 … Но тогда эта власть не с нами,

                 Для чего нам такая власть?»

 

В задумчивости политолог закатился в машину… Хлопнул дверью. Растекся по сиденью. И врубил еле слышимый движок.

Сергей Петрович нажал кнопочку на пульте… Металлические створки начали неторопливо раздвигаться в разные стороны.

Выезжая через открывающиеся в новую жизнь ворота, Алексей Александрович на мучивший его стихотворный вопрос нашел-таки поэтический ответ… Из кабины послышалось:

 

                «Душу русскую сохрани!

                Землю русскую сбереги!

                В окаянные эти дни

                Русский русскому помоги!..»

   
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”