С верой в скорое возрождение Русских и Русской России
 
Новости
  КРУГОСВЕТКА. АВТОБИОГРАФИЧЕСКОЕ ПЛАВАНИЕ » 51 410 кругосветных миль

ПРЕДИСЛОВИЕ

51 410 КРУГОСВЕТНЫХ МИЛЬ


12 декабря 1977 года. Подгонный рейс... Рига. В 22.30 «Михаил Лермонтов» отшвартовался и пошел в Англию. В Саутгемптоне предстоит взять пассажиров и отправиться в первый круиз…

Два дня назад я приехал утренним поездом из Москвы… Минус 5. Снега почти нет. Ветрено. Промозглая, как и положено зимой в Прибалтике, погода.

Ближе к ночи из гостиницы поехали на такси к морскому вокзалу, чтобы взглянуть на судно. Оно, как нам сказали, после десятимесячного ремонта заканчивает ходовые испытания в заливе.

Вдали в неспокойном море видна светящаяся громадина лайнера. И есть в нем, сентиментально выражаясь, что-то… родное.

Ведь я уже хорошо знаю «Михаила Лермонтова»… Дважды прошел по маршруту: Ленинград – Бремерхафен (Германия) – Гавр (Франция) – Нью-Йорк – Гавр – Бремерхафен – Ленинград.

А до этого журналистская судьба занесла меня на «Федора Шаляпина» из Дальневосточного морского пароходства. Причем познакомиться с ним удалось лишь на краю земли, в… Австралии.

До нее из Владивостока добирались на нашенском, внушительных размеров сухогрузе «Отрадное»… Сначала зашли в Иокогаму. Загрузили японские легковушки. И повезли их на Пятый континент.

Там, в Сиднее, застали (слава Богу, успели вовремя) «Шаляпина»… Он только что вернулся из очередного круиза. И на него загружались новые пассажиры – туристы-австралийцы.

Для них-то я и начал выпускать в судовой типографии еженедельную газету на английском языке… Продолжалось это несколько месяцев.

Потом «Федор Шаляпин» пришел во Владивосток. Отдохнул пару недель. Частично обновил экипаж. И снова рванул в Австралию… За очередными иностранными, приносящими твердую валюту СССР пассажирами.

Вернулся на лайнер и я. Только с новым… служебным удостоверением. (Нашу редакцию, пока бороздил моря и океаны, из Агентства печати «Новости» передислоцировали в Телеграфное агентство Советского Союза).

«Шаляпин» бродил примерно по одному и тому же региону… Наведывался в Гонконг. Сингапур. В порты Японии. Индонезии. Филиппин. Австралии. Но больше всего куролесил по большим и микроскопическим островам Океании.

Заходил в Новую Зеландию. Папуа – Новую Гвинею. Посещал Соломоновы острова. Вануату. Фиджи. Новую Каледонию. Западное и Восточное Самоа. Острова Кука. Тонга. Гавайи…

Но вернемся, однако, в Ригу. «Михаил Лермонтов» все же собирается отправиться не на Кудыкину гору, а в настоящее… кругосветное плавание.

11 декабря в середине дня лайнер пришвартовался к терминалу… Его тут же переполнили члены экипажа с женами. Мужьями. Детьми. Друзьями. Подругами. Дальними и близкими родственниками.

В каютах, что случается перед каждым долгим рейсом, – шум-гам. Все от мала до велика закусывают-выпивают за скорый отход и нескорое возвращение домой.

Вечером все посторонние организованно с шутками-прибаутками и одновременно со слезами на глазах покидают «Лермонтов». Чтобы встретить его несколько месяцев спустя в Ленинграде.

12 декабря как назло рано утром по громкой связи звучит нерадостное для многих (в том числе и для меня) сообщение: «У кого нет прививки от желтой лихорадки – срочно сделать!»… Только этого еще не хватало.

Ничего не поделаешь. У мореманов законы строгие… Приходится всем нам, горемычным и толком не опохмелившимся, выползать из теплого лайнера на холодный причал. В ветреную и промозглую рижскую погоду.

Прививки нам сделали в бассейновой больнице… Симпатичные медсестрички строили из себя как минимум докторов медицинских наук. И каждого страдальца строго предупреждали: «Не пейте ни грамма спиртного!.. Не меньше четырех дней!».

«Щас, красавицы… «Ни грамма». Да еще «не меньше четырех дней»… Ведь как раз на пятый – пассажиры появятся. А там – ни-ни»… Примерно так, наверное, рассуждали «лермонтовцы», получив свою антилихорадочную дозу и очень обидный совет-указание.

Впрочем, до появления английских туристов дел на лайнере – тьма-тьмущая… Изнутри «Михаил Лермонтов», как и его коллеги после ремонта, выглядит паршиво. Неприглядно.

Все паласы и зеркала прикрыты полиэтиленовой пленкой. Всюду толстый слой пыли. Перила залапанные. Лестницы грязные, затоптанные.

В дни перехода с раннего утра до позднего вечера лайнер приводит себя в порядок. Чистится. Отмывается до блеска. Преображается. Прихорашивается.

Витрины магазинов, киосков украшаются симпатичными отечественными сувенирами и прочими товарами…

В ресторанах столы накрываются белоснежными скатертями…

Бары до краев заполняются невиданными в Союзе бутылками с крепкими, средними, слабыми и вообще безалкогольными напитками…

16 декабря, в первой половине, дня «Лермонтов» пришвартовался в Саутгемптоне… Если смотреть с пеленгаторной палубы, это обыкновенный, маленький городишко. Серенький. Невзрачный. Ничем не знаменитый.

(Если не считать, конечно, что именно отсюда весной 1912-го ушел в свой первый и… последний рейс «Титаник». Огромный. Шикарный. Безопасный. Разрекламированный как лайнер, не идущий на дно ни при каких экстремальных обстоятельствах).

Зимняя погода в традиционном английском стиле. Как издавна пишут классики – прохладно. Слякотно. Туман. Моросящий дождик. Пронизывающий ветер.

Пассажиры появятся завтра утром… Пока же продолжается (точнее, заканчивается) генеральная уборка судна. Добрались наконец и до палуб. Деревянные настилы окончательно очищаются-отмываются от ремонтной копоти и грязи.

17 декабря 1977 года. Круиз рождественский… Саутгемптон. В 10.00 началась посадка англичан. В основном это просто или очень пожилые люди.

Одни медленно и неуверенно идут по трапу. Других поддерживают под руки. Некоторых везут в инвалидных колясках… Все, однако, как один переполнены спокойствием и оптимизмом.

Видно, осточертел им родной Туманный Альбион. Очень хочется наверняка куда-нибудь побыстрее сделать ноги. И встретить неумолимо приближающееся Рождество и Новый год в благоприятных климатических условиях.

В 13.00, строго по расписанию, «Михаил Лермонтов» отшвартовался в холодно-дождливой обстановке. И на радость английским пенсионерам направился в сторону Канарских островов. Туда, где почти всегда солнце и тепло.

Наш маршрут Саутгемптон – Кадис (Испания) – Танжер (Марокко) – Санта-Крус-де-Тенерифе (Тенерифе) – Арресифе (Лансароте) – Касабланка (Марокко) – Гибралтар – Фуншал (Мадейра) – Саутгемптон.

За рождественский круиз лайнер одолел 6 238 морских миль (1 миля = 1,852 км.)… Но это только начало. Кругосветка еще толком не началась.

4 января 1978 года. Линейный рейс… Сегодня в 7.00 вернулись в Саутгемптон. Одни англичане сошли. Другие – загрузились. И в 18.00 судно снова отправилось в далекий, на сей раз кругосветный путь.

11(!) суток «Лермонтов» упрямо и упорно покорял Атлантику. Пересек американский континент, одолев узкие шлюзы Панамского канала. И опустился на уровень другого океана.

По Тихому – лайнер еще 10(!) дней добирался до Папаэте (Таити). Потом заглянул с дружественным визитом в Окленд, один из крупнейших портов Новой Зеландии.

6 февраля в конце-то концов закончил долгий и длинный линейный рейс. Притормозил неподалеку от симпатичного, похожего на огромную ракушку оперного театра в Сиднее.

7 февраля 1978 года. Круизный рейс… В 16.00, передохнув меньше суток в тихом и уютном заливе, «Лермонтов» снова вышел в безбрежный и неспокойный океан.

На сей раз наш маршрут Сидней – Вила (Вануату) – Сува (Фиджи) – Гонолулу (США) – Ванкувер (Канада) – Сан-Франциско – Лос-Анджелес – Акапулько (Мексика) – Папаэте – Нукуалофа (Тонга) – Окленд – Сидней.

Уже почти четыре месяца, как мы покинули Ригу. Прошли десятки тысяч миль. Неплохой, ничего не скажешь, результат… Но и меру надобно знать. Пора бы и в сторону дома направиться.

4 апреля 1978 года. Линейный рейс… В 20.00 «Лермонтов» покидает Сидней. Выходит на большую воду. И начинает огибать с юга и запада Пятый континент.

По дороге наведывается в Мельбурн и Фримантл. Забирает других австралийцев, желающих на советском лайнере добраться до Англии.

16(!) дней «Лермонтов» тратит на пересечение Индийского океана и заходит в Красное море. (Примерно посередине пути – 12-часовая остановка в Коломбо, столице Шри-Ланка).

Потом Суэцкий канал – Порт-Саид (Египет) – Пирей (Греция) – Неаполь (Италия) – Саутгемптон… До финиша остается всего-навсего 2 985 миль.

11 мая 1978 года. Круизный рейс МД-2… В 15.00 лайнер отшвартовывается. Маршрут: Саутгемптон – Бремерхафен – Копенгаген (Дания) – Стокгольм (Швеция)… Скоро будем наконец-то в Ленинграде.

С помощью славных судовых навигаторов подведем итоги кругосветного плавания... Итак. За пять месяцев и несколько дней «Михаил Лермонтов» прошел:

три океана – Атлантический, Тихий, Индийский;

15 морей – Балтийское, Северное, Саргассово, Карибское, Фиджи, Тасманово, Коралловое, Лаккадивское, Аравийское, Красное, Средиземное, Эгейское, Ионическое, Тирренское, Альборан;

два канала – Панамский, Суэцкий;

11 заливов – Рижский, Бискайский, Кадисский, Панамский, Большой Австралийский,  Аденский, Маранский, Суэцкий, Акаба, Саронический, Финский;

11 проливов – Большой Бельт, Каттегат, Скагеррак, Па-Де-Кале, Ла-Манш, Басов, Восьмого Градуса, Баб-эль-Мандебский, Касос, Мессинский, Гибралтарский;

51 410 морских миль…

18 мая 1978 года. В 8.00 «Михаил Лермонтов» пришвартовался в Ленинграде под аккомпанемент жизнерадостных воплей жен. Мужей. Детей. Друзей. Подруг. Дальних и близких родственников.

Завтра в 22.00 он продолжит и закончит круиз МД-2... Потом будут другие, самые разные рейсы.

Сегодня большая часть экипажа сменится. Они отдохнут положенное время… Вернутся на этот или другой лайнер. И снова пойдут в море-океан.

Я же окончательно десантируюсь на сушу. Пора всерьез попробовать, как говорится, взяться за перо…

   
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”