С верой в скорое возрождение Русских и Русской России
Новости
  СМУТНЫЕ РАССКАЗЫ  » Уик-энд


 


УИК-ЭНД

Зима 2002 года


 Издательский дом «Новый взгляд» продолжает рассказывать о том, как социально значимые  персонажи  (термин  Евгения Ю. Додолева) проводят  выходные (праздники, гастроли, отпуска ). Что они, эти самые персонажи, будут делать завтра и послезавтра,  вы узнаете в следующем выпуске газеты «МузПравда». А сейчас – о том, чем занимались наши звезды и звездочки в минувший уик-энд.

Марина Хлебникова:

– Совсем недавно вернулась из Франции. Там я приобрела несколько потрясающих туалетов: брючный костюм черного цвета, окантованный норкой; многослойное платье, состоящее фактически из двух платьев: нижний непрозрачный  чехол  и прозрачный верх, надеваются друг на друга, а также платье с глубоким декольте спереди и необычным низом в виде красного кринолина. Все туалеты довольно откровенные, благо это позволяет моя фигура.


Одиннадцатилетняя Катя вот уже несколько лет после смерти родителей обитала в детском доме в ближайшем Подмосковье. Была одета. Обута. Накормлена. Ходила в школу и хорошо училась.

Нормальная вроде бы  жизнь. Но ее размеренность, обыденность смертельно надоели девочке. Она все чаще мечтала сбежать на свободу. Нет, не за романтикой. Не «за запахом тайги».

Просто Катя поняла, что гораздо веселее, красивее, обеспеченнее можно существовать не только где-то далеко, за границей. А совсем  рядом. В нескольких десятках километров от детдома, в столице.

Окончательно ее в этом убедило, как она позже рассказала врачам в больнице, телеинтервью с отечественной поп-дивой. В числе прочих откровений та поведала миру о своем интимном гардеробе. Где самые дешевые трусики стоили 300 долларов.

План побега созрел мгновенно и неотвратимо. Срочно в Москву. В Москву. В Москву! Катя убежала из детского дома в ближайший уик-энд…


Крис Кельми:

– В пятницу мы с Додолевым вылетели  рейсом «Дельты» в Нью-Йорк. Все выходные там протусовались, а вечером в воскресенье разлетелись: Додолев с женой отправились в Калифорнию, а я (тоже с семьей, соответственно) – в Доминиканскую Республику. Договорились через пару недель пересечься в Майами, куда должен прилететь наш товарищ Марк Рудинштейн.

Игорь Крутой:

– В минувший уик-энд я отдыхал с семьей на Лазурном берегу, во Франции. Что может быть приятнее пассивного отдыха в кругу близких людей на берегу моря?

Андрей Губин:

– Недавно вернулся из Таиланда, отдыхал две недели. Страна мне очень понравилась. Кстати, я давно мечтал  о каком-нибудь экзотическом животном, и  поэтому  в Таиланде купил маленького крокодильчика на крокодильей ферме. Я нашел  такого, немного несчастного крокодильчика, совсем маленького. Ему, кажется, всего лишь месяц исполнился. И глазки у него были почему-то такие печальные и совсем не злые.


На свет вокзальных фонарей Москвы, словно мотыльки, слетаются  со всей страны малолетние беспризорники. Большинство оказывается в разных уголках огромного города. Некоторые надолго остаются на вокзалах и осваивают нужные там «специальности».

Одни специализируются на подсобках  – подмести.  Принести. Вымыть. Или еще чего. Вторые – в доставании провианта из мусорных баков.

Третьи попрошайничают на улице. В подземных переходах. В метро. Четвертые воруют где попало. Многие девчонки занимаются древнейшей профессией – проституцией.

Моются (те, кто хочет или может туда добраться) на задворках Казанского вокзала. Рядом с баней  бесплатная столовая для бомжей. Тут же пункт выдачи одежды. Но ни еды, ни шмоток на всех, ясное дело, не хватает.

Летом ночуют в подвалах близлежащих домов или в трущобах привокзальных строений. Зимой – на  теплотрассах. Или отправляются в отстойники для товарняка и электричек.

Клея нанюхаются. «Мультики в цвете» посмотрят. И укладываются рядами, чтобы теплее было.

Все беспризорники чем-то болеют. Педикулез или чесотка ещё не самое страшное. Многие читать-писать не умеют. У некоторых – синдром бродяги. Не хотят ни домой (если он есть), ни в приют или детский дом.

По мнению милиционеров-ветеранов, средний срок пребывания детей на вокзале – года два. Потом они либо совершают преступления. Либо взрослеют и находят где-то работу. Часто малолетние умирают от болезней или переохлаждения зимой…


Борис Моисеев:

– Мне подарили кадиллак. Имя человека, который подарил мне машину темной ночи (черного цвета), сами понимаете, раскрыть я  не могу. Но это еще не все обновки. Недавно я купил  себе изысканное меховое манто, а также костюмы  от Гальяно и Жан-Поля  Готье, меховую шапку с хвостом и красивые лакированные ботинки.

Валерий Жуков:

– Купил участок в семь га на… Луне по Интернету за 99 баксов. Год назад эта же земля стоила семь долларов. Конечно, это все шутки, но лет через 20, может быть, там построят какие-нибудь заводы, полезные ископаемые начнут добывать… Вот и пригодится земелька-то. Кстати, продюсер наш (гр. «Жуки») Оля Шугалей тоже этим заразилась и подумывает о покупке. А мой участок находится на видной всем стороне Луны.


В уик-энд 20 воспитанников Новосибирской воспитательной колонии попытались сымитировать массовое самоубийство, перерезав себе вены… Все они остались живы-здоровы.

Никого даже не пришлось отправлять в санчасть. Поскольку все легкие порезы на запястьях ребят, нанесенные лезвием, были обработаны на месте.

Содержащиеся в этой колонии подростки соблюдают тюремные законы строже, чем взрослые заключенные. Все воспитанники делятся на четыре слоя: «борзые», «приборзевшие», «чушки» и «опущенные».

Денис Кочнев, отказавшийся мыть полы и устроивший бузу, на вершине иерархии... На днях ему исполнится 18 лет и его этапируют в исправительное учреждение для взрослых.

Вот он и решил, в чем уверены тюремные знатоки, набрать себе очки перед переездом. К тому же Кочнев, осужденный на 5 лет за грабеж, просто нахватался блатной романтики, пока находился под следствием в камере с бывалыми зэками.

– В «малолетке» очень сильно развито насилие, приводящее к суицидам. Убийству. Членовредительству. Это связано  прежде всего с тем, что дети не задумываются  о том, что будет завтра и послезавтра, – считает опытный психолог. – Для них существует единственное измерение жизни – сегодня. У них также не развито чувство сочувствия к другому…


Лада Дэнс:

– Мне сейчас не до отдыха, у меня полным ходом идет ремонт, поэтому все прошедшие  выходные я занималась дизайном своей новой квартиры. Я хочу сделать маленький элемент янтарной комнаты, и вот мы  с художником  разрабатывали дизайн этого янтарного витража. Рисовали, выкладывали разные варианты  мозаики, смотрели, что получается. У нас в квартире все будет  эксклюзивное, вплоть до ковров. Художник нарисует, а потом все это будет заказано. Ремонт уже близится к завершению, поэтому сейчас самая ответственная работа.

Радистка Кэт:

– Мы (гр. «Стрелки) снимались в программе «В постели с…». Ой, чего мы там только  не наболтали! Все-все рассказали. Хотите узнать подробности  нашей личной жизни, наши пристрастия и еще кое-какие секреты, - смотрите по телевизору, вот только не знаю когда.


МХАТ имени Горького на Тверском бульваре. Неподалеку от театра, в подвале соседнего дома, вот уже несколько лет живут гастарбайтеры из Пакистана и Турции.

Часть своего пристанища они «сдают» беспризорникам. Те обязаны  зарабатывать на еду и крышу над головой. Кто и как может. Это личное дело каждого.

Девятилетняя  Таня и семилетняя Оля пока способны заниматься лишь попрошайничеством.  Для убедительности иностранные дяди выдали русским беспризорницам картонные таблички: «Мама раком болеет», «Хочу  есть», «Помогите – мама умерла».

Почти все полученные от сердобольных москвичей деньги девчонки ежедневно отдают гастарбайтерам. Те, в свою очередь, устраивают им более или менее приличный быт.

У каждой есть матрас и сменное белье. Раз в две недели их отводят в Краснопресненские бани. А иногда – в Парк культуры  прокатиться на «чертовом колесе». Одежду  им покупают на вес в секонд-хэнде.

Оставшиеся 50 рублей девочки отдают тете Вале. Каждый вечер она  приносит им еду. Очень невкусную. Неизвестно где и как приготовленную… Гастарбайтеры есть её пойло категорически отказываются.

У престарелой Валентины Михайловны испитое, опухшее лицо. Воспаленные глаза. Она уверяет, что сама бездомная. Поскольку несколько лет назад лишилась квартиры на Тверской-Ямской…

 

Вячеслав Добрынин:

– На прошлой неделе я успел побывать в Израиле и Греции. Почти как Афанасий Никитин, я побывал не на семи, правда, но на четырех морях: Средиземное, Эгейское, Мертвое и Красное. В Греции навестил своего друга Яниса – выступал в Салониках на открытии его ресторана. А подтанцовывали замечательные девушки-гречанки.

В Израиле побывал на свадьбе. Вместе с моей супругой  мы подарили молодоженам  (женился сын моего друга) очень красивую вазу. Народу было… Полторы тысячи человек.

Игорь Воеводин:

– Все выходные я провел в грехе. Детализировать буду потом, при детальном разборе. Все, что может позволить себе  ваша фантазия… Впрочем, в основном то, чего не может. Мне  мало чего запомнилось. В основном запомнилось милиционерам  –  как  же без них! А я стараюсь такие вещи не запоминать. Не помню,  вроде как и не со мной было.

И  напоследок  один хороший тост: «Гиви, ты  знаешь, «За развращение малолетних» – это не тост, а статья!»


В подземном переходе рядом  со станцией метро «Китай-город» во второй половине дня всегда вертится многочисленная стая мальчишек. Они хорошо и модно одеты. Громко смеются. Курят и пьют пиво.

Им от 10 до 15 лет. Но любой скажет, что ему не меньше четырнадцати. Ведь именно с этого возраста нынешние законы  позволяют вступать в половые отношения кому угодно, с кем угодно и где угодно.

Здесь, в трехстах метрах  от Спасской башни, продают свои  тела мальчики-проститутки. Судьбы у них разные. Общее одно – все они беспризорники. Большинство из дальних  и близких уголков России. Есть и коренные москвичи.

Клиенты у них тоже разные. Есть богатые, есть бедные.  В основном молодые. Но бывают и  старики. Одни берут ребят к себе домой на ночь. Другие заставляют делать минет в ближайшем  подъезде.

– Зачем ты  этим занимаешься?

Любой мальчик-проститутка ответит стандартно. Нужны деньги, чтобы поесть.  Попить пивка. Купить курево или шмотки. Где-нибудь переночевать, если остался  без клиента.

– Какое у тебя будущее?

Ответы тут разные. Один собирается вернуться к воровскому промыслу. Другой мечтает  когда-нибудь купить паспорт и аттестат, чтобы устроиться на более или менее приличную работу.

Третий ничего менять в жизни не будет. Как только повзрослеет, переберется на новое «рабочее место». Оно неподалеку. У памятника  героям Плевны, где тусуются проститутки-мужчины…


Алика Смехова:

– Была в Париже. Сами понимаете,  что это такое – прогулки, магазины, закупка всяких вещей… Все по полной программе. Наелась жареных каштанов и лягушачьих лапок, попила настоящего французского вина  и надышалась настоящим парижским воздухом  на Елисейских полях. В общем, отдохнула неплохо.

Лена Белоусова:

– В минувшие выходные я была в Монако. Когда я решила искупаться, то, естественно, не знала, что сейчас опасный период, когда у берега  плавает много  ядовитых медуз. Я решила отплыть подальше и в этот  момент на меня напала медуза и обожгла мне руку. Я тут же поплыла к берегу. Самое смешное, что после того, как  я вышла из воды, то увидела на пляже большую вывеску-предупреждение «Осторожно! Ядовитые медузы!»

Мне не хватило ума обратиться к пляжному врачу. И лишь на второй день, когда я ужинала, подошедший официант увидел мою руку и охнул: «Ой, что-то у вас такое? Вы обратились к бич-бою?»  Я сказала, что, конечно, нет. «Ах, почему? Это очень опасно!» – прокричал он. И все вокруг меня начали бегать и меня лечить. Так что теперь у меня на запястье, скорее всего, останется шрам, и всем будет казаться, что я перерезала себе вены.


Сначала неожиданно умер Маринин отец. Потом ее маму Галину Викторовну после неудачного падения с лестницы практически парализовало.

С тех пор она постоянно сидела в старом кресле, беспомощно скрестив худые руки на груди...  Пришлось 13-летнюю девочку отдавать в детский дом, что находился неподалеку.

Но там она никак не могла привыкнуть к новой обстановке, строгим правилам. Прожив не больше месяца, убежала домой.  Возвращаться назад ни за что не хотела.  Не помог даже визит самой заведующей.

В тот роковой день к ней пришли в гости подружки. Попробовали еще раз  уговорить Марину Малиновкину  вернуться вместе с ними в детский дом.

Та твердо сказала: «В окно выброшусь, но никуда не пойду».

«Ну прыгни!» – демонстративно распахнула оконную раму одна из ее подружек.

Марина разбежалась и выпрыгнула с пятого этажа на глазах ошарашенных девчонок и мамы. Долго и  очумело смотрели они на пустое место, где только что стояла она.

Придя в себя, детдомовки побежали по лестнице. Выскочили из подъезда. Малиновкина лежала на асфальте в луже крови. И была уже мертва…

Судьба выпускников детских  домов незавидна и трагична.  30 процентов ребят становятся бомжами, 20 – преступниками, 10 – страшно подумать – заканчивают жизнь самоубийством. Такова статистика…


Игорь Саруханов:

– В субботу я отметил свой день рождения. По традиции праздник  получился очень веселым и шумным. На шикарной даче, где с недавних пор я живу вместе с женой Екатериной, собралось порядка 30 друзей.

Специально для  торжества я пригласил шеф-повара одного известного ресторана,  который потчевал нас изысканными яствами: шашлыками,  разнообразными рыбными блюдами, фуа-гра, морепродуктами… Я и сам прекрасно готовлю, но в свой день рождения эту почетную обязанность возложил  на профессионала, молодого французского повара, который уже около четырех лет живет в Москве…

А дело было так. Как-то будучи в Марселе, мы с женой заехали в один из многочисленных ресторанов, расположенных  в этом портовом городе, и нам очень понравилось, как нас накормили. Случилось так, что мы познакомились с шеф-поваром, сумевшим удовлетворить наш вкус. С тех пор мы  подружились. Франсуа вскоре  приехал работать в Москву, и в дни особенных торжеств мы приглашаем мастера-француза  продемонстрировать свое поварское искусство. Он с удовольствием готовит для нас и наших гостей…

Что касается подарков… Мне всегда дарят необычные презенты: картины, часы, предметы антиквариата.


В два часа ночи в подземный переход на Пушкинской  площади с трудом спустился 60-летний плотник. К нему подошел маленький щуплый мальчик и попросил сигарету. В куреве ему было «грубо отказано»… Тогда братья набросились на пьяного.

Из их показаний следует, что, сбив свою жертву с ног, они начали его  бить обломками плит, которыми перестилали переход. Мальчишки вспоминали, как «щелкнула челюсть». Как «сравняли нос, и все лицо превратилось в кровавое месиво». 

«Когда он перестал двигаться, – рассказывал младший, – я подошел  и пощупал пульс.  Его не было. Тогда обыскали карманы. Так мы всегда делаем».

Старшему из братьев-убийц Володе 14 лет, Вите – 13, Саше – 11. Двенадцатилетний Дима на все это «просто смотрел». Никто из них не отпирался. Не оправдывался. Не мучился угрызениями совести.

Они вспоминали о деталях даже с каким-то садистским удовольствием. Заодно сознались, что убили «зайца» в Строгино. За то, что он отказался платить штраф их знакомому кондуктору в трамвае.

На  Курском вокзале кончили мужика. Потому что он помогал  администрации и милиции выгонять из помещений на улицу других бомжей. В Орле порешили троих и всех обобрали до нитки…

В России ежегодно регистрируется примерно три тысячи убийств, совершенными детьми. Судить их нельзя – Уголовный кодекс предусматривает уголовную ответственность только с 14 лет.

Что делать с детьми-убийцами, никто не знает. Очередная программа борьбы с беспризорностью, выдвинутая властями, реальных результатов не приносит. Во всяком случае, уровень детской преступности  не снижается…

 

Светлана Конеген:

– В субботу с моим постоянным коллегой, режиссером всех моих программ Валерой Беловым, мы отправились сначала в ресторан «Петрович», потом в «Ангеликос», после чего – в «Россини», откуда завернули в «Белое солнце пустыни»,  потом… Потом не помню.

В воскресенье я, как обычно, отправилась к заутрене и заодно уж  причастилась.  Сами понимаете, в конце недели всегда нужно почистить душу от избытка грехов с тем, чтобы тут же с понедельника с чистой душой начать грешить заново. Правда, на сей раз я занялась этим уже в воскресенье, благо компания нашлась подходящая – в гости зашел старый друг Дмитрий Александрович Пригов.

Вместе мы занялись, как всегда, столоверчением. Чтобы добрать компанию до идеальной цифры «три», вызвали  дух Андрея Вознесенского. Дух и впрямь составил нам недурную компанию,  в то время как сам Андрей Андреевич преспокойно топил очередную порцию котят своей кошки Кус-Кус в местном переделкинском пруду. Надо заметить, что кошка, не желая ни в чем походить на хозяина, аккуратно приносит помет каждые три месяца. Хозяин столь же аккуратно его принимает, крестит, а затем топит. Правда, правда! Спросите у соседей!


В первый день осени на улицах городов заметно прибавляется  симпатичной детворы. Нарядно одетые, с цветами  в руках и новенькими  рюкзачками на  плечах. Со своими мамами и папами, бабушками  и дедушками  чинно шествуют в школу.

Но есть и другие. Те, кто, несмотря на начало нового учебного года, продолжают болтаться по вокзалам. Рынкам. Подворотням. Подвалам. Часто чумазые. С голодными глазами. В потрепанной одежонке с чужого плеча. Беспризорники…

«Социально значимые персонажи» по-прежнему мелькают на страницах газет и глянцевых журналов, в многочисленных телепрограммах. Самозабвенно повествуют о своих обильных пиршествах. Экзотических путешествиях. Дорогущих обновках.

Сытые депутаты, пахнущие изысканными духами чиновники, болтливые  без меры общественные деятели по-прежнему регулярно произносят жалостливые словеса о печальной судьбе никому не нужных детей. Страстно обличают наипозорнейшее явление наших дней – социальное сиротство.

Ну и что из этого? Да ровным счетом ничего – трагедия продолжается. На протяжении уже не первого десятилетия в стране ежедневно, круглосуточно страдают. Болеют. Умирают. Убивают. Кончают жизнь самоубийством беспризорники… Сколько же их сейчас?

Даже этого никто толком не знает. Государственные ведомства и общественные организации называют разные, но все равно страшные цифры – от одного до четырех миллионов малолетних беспризорных граждан России…


Гера:

– Я решила съездить в Соединенные Штаты, чтобы посмотреть Голливуд и, если посчастливится, пообщаться с тамошними звездами. Честно говоря, я просто  мечтала, но даже не ожидала, что с кем-нибудь познакомлюсь. Так вот, я не просто познакомилась, а даже успела подружиться  с… Ричардом Гиром. Не успела я прилететь в Москву, как  он мне уже трижды звонил. Скажу по секрету, он даже пообещал, что я смогу сняться в каком-нибудь фильме.

Владимир Шахрин:

–  Я купил фонарь. Но не простой – антикварный. Дело в том, что мое новое увлечение – антиквариат.

Так вот. Возвращаясь с интервью, я зашел в один  из московских антикварных  магазинов, провел  там немало времени, разглядывая бинокли, утюги  и музыкальные инструменты. Но купить решился фонарь с массой открывающихся дверец. Я сразу представил, куда поставлю новый экспонат своей коллекции. А храню я ее в моем загородном  доме.


Неподалеку от  Кремля есть вентиляционный колодец. В морозные дни из него исходят белые пары теплого метрополитеновского воздуха.

На днях трое беспризорников ухитрились снять одну из квадратных металлических решеток. Залезли  внутрь. И устроили себе более или менее приличную ночлежку.

Она находится прямо под тротуаром. Размером примерно три на три метра. Очень низкий потолок. Пол устлан толстым слоем картона и грязными тряпками.

Посередине стоит деревянный ящик. На нем – бутылка водки. Одноразовые стаканчики. И незамысловатая закусь.

В углу красуется миниатюрная елочка, уворованная с ближайшего базара. От нее по-настоящему пахнет Новым годом.

Серега из Саратова высунулся из колодца. Взглянул на кремлевские куранты. Сказал, что уже почти одиннадцать. Пора начинать.

Беспризорники разлили водку. Поровну поделили хлеб и прочие съестные  запасы.

– Ну, с наступающим! – поздравил товарищей Колька из Воронежа.

– Чтоб спать зимой было где!.. И пожрать вдоволь! – добавил Максим из Коломны.

Ребята чуть слышно чокнулись стаканчиками. Выпили по глотку. И начали праздновать.

Вскоре они отправятся на Красную площадь.  Там в новогоднюю ночь всегда толпится много народа. Все добрые. Никто не сторонится. Даже менты не трогают.

Можно будет на халяву попить шампанского. Полакомиться дорогими конфетами. Поклянчить или вытащить, если повезет, из карманов подвыпивших хорошие деньжата…

 

   
создание сайтов
IT-ГРУППА “ПЕРЕДОВИК-Альянс”